Пасека-онлайн
Cайт 1572 любителей пчеловодства.
Присоединяйтесь к нам!!!
 Сегодня 06 декабря, вторник
 00:00:00

Флаг российских пчеловодов,

Увеличить шрифт: 13px | 14px | 18px
article1354.jpg
Фото: www.kuzbass85.ru
или Что хотел бы сказать Владимиру Путину Дмитрий НиколаевФлагом кузбасских, да и российских пчеловодов тоже, Дмитрия Николаева назвал председатель Союза пчеловодов Кузбасса Алексей Матюшкин. Сказал, что в его харизме странно и эффектно переплелись пчеловодство, семеро детей и семейные ценности, возраст, трудолюбие, оптимизм. Мол, у Николаева получается сказать так, что его невозможно не услышать. Кстати, и сам Дмитрий при нашей встрече обронил: «Когда я говорю – никто не спит». Может, именно по этой причине наш земляк и получил приглашение из Москвы на участие в «Прямой линии с Владимиром Путиным», которая пройдет сегодня.
До Москвы у Дмитрия оставалось несколько дней; мы встретились в деревеньке Лебедянка, что под Анжеро-Судженском, пили чай в большом доме Николаевых, на горизонте темнела тайга, и, естественно, первым вопросом было: что скажет-таки Владимиру Путину Дмитрий Николаев, если удастся заполучить в руки микрофон?
Он ответил громогласно и трибунно:
— У меня несколько тезисов. Первое: так как я живу в Кузбассе, важно понять, что это не только уголь и промышленность, но и уникальная природа. Мне как пчеловоду это прекрасно известно. Мёд наш кузбасский, даже алтайцы это признают, конкурирует с лучшими медами Сибири. Вот, смотрите, за окном во-о-он тайга начинается чернявая, вправо Томск, влево город Тайга. Вправо промахнулся – до Северного полюса ни одного населенного пункта! Ну, железную дорогу перейдёшь, автомобильную, и ни деревни до самого Северного Ледовитого океана! Второй момент, если удастся, сказать, что на нашей семейной пасеке Николаевых трудится вся семья. У нас семеро детей, и не то что мы хотим кому-то что-то доказать, но хорошо, если станем для кого-то хоть каким-то, надеюсь, положительным примером. Главное – не отчаиваться. И, конечно, самое основное у меня – проект, мечта, которая может реально вывести российское пчеловодство за три-четыре года в мировые лидеры по экспорту мёда. Если получится – обязательно скажу…
Про себя Дмитрий Николаев то и дело повторяет: «Если я и бизнесмен, то с маленькой буквы». Ещё говорит: «Я себя не позиционирую ни флагом, ни флагманом или лидером, но если мне выпадает шанс сказать публично в пользу пчеловодства, я его использую во имя всех».

Его пасечный стаж невелик — не то, что его планы.
Во «флаги» Николаев попал волей случая, сначала победив в региональном этапе конкурса «Бизнес-успех», а потом получив и Национальную предпринимательскую премию в номинации «Лучший экспортный проект», и первое место в конкурсе видеороликов «Я – бизнесмен». За короткое время проект семейной пасеки Николаевых приобрел экспортное звучание, которому несказанно радо сообщество пчеловодов. Потому что промышленное пчеловодство с возможностью поставлять свою качественную продукцию за рубеж – амбициозная и достойная мечта для любого пчеловода, прошедшего путь от сладкого хобби до серьезного бизнеса.
Чтобы мёд стал экспортным товаром, утверждает Дмитрий Николаев вместе с коллегами, в числе коих известные в Кузбассе пасечники Алексей Матюшкин, Александр Ильин, Сергей Утин и другие, нужно российские ГОСТы привести в соответствие с международными стандартами; заниматься современными технологиями производства мёда; создавать бренды, которые будут интересны зарубежному потребителю. Тем более что российские плюсы – экологичность продукции и огромное многообразие сортов мёда – бесспорны.
Свои первые четыре улья Дмитрий купил с подачи мамы в 2004 году. Она сказала: «Дима, может, тебе пчёлами заняться? Я слышала, что пчеловоды – люди небедные». Он как раз устроился работать командиром отделения в пожарную охрану, решил, что маленькое хобби семье не повредит. Очень быстро буквально влюбился в этих тружениц, но считал их подмогой, не более.
Все изменилось года три назад, когда пришла концепция семейной пасеки, на которой дети, помогая отцу, осваивают семейный бизнес и учатся жизни и трудолюбию. Доходов от такого медового бизнеса должно хватать для достойной жизни большой семьи. От сибиряка, живущего теперь в Канаде, Дмитрий узнал об особой канадской технологии, позволяющей содержать одновременно до двенадцати тысяч пчелосемей, и сделал в этом направлении первые шаги.
Николаевы переехали в Лебедянку; в 2013 году Дмитрий стал индивидуальным предпринимателем, и если в 2012-м у него было 20 ульев, то за год их количество увеличилось втрое, а еще через год достигло 127. Сейчас пасека располагается на двух арендованных участках: на трех таежных гектарах и 50 сотках неподалеку от дома. Куплены грузовая машина, погрузчик для ульев, принято решение строить зимовник и цех для откачки мёда. Потому что, по утверждению Николаева, в отличие от коллег-пчеловодов, у него сегодня проблема не перепроизводства, а нехватки товара.

Стимулирует и то, что в семье подрастают новые рабочие руки. Так, все реальнее помощь сыновей, которые на пасеке всегда рядом с отцом: то дымят дымарём, то таскают рамки. Им подарено по улику с надписями «Иван» и «Илья», они сами управляются со своими пчёлами. А старшая дочь осваивает станок для искусственного осеменения пчеломаток: небольшую штуковину с микроскопами стоимостью в 120 тысяч рублей. Это «даст возможность серьезно заняться селекцией, чтобы скрещивать с нужным трутнем. Ведь обычно матка вылетела из улья, и ты не знаешь, с кем она спарится. Нужен трутень, который по полезным своим признакам улучшит её потенциал: миролюбие, медоносность, зимостойкость. Это особенности пчелосемьи, и именно из такой семьи берётся нужный трутень». В России такой селекцией занимаются всего несколько хозяйств, в Сибири – и вовсе никто…
Чего Дмитрий Николаев пока не почувствовал, так это вкуса больших денег, ведь девять десятых от медовых заработков уходит на развитие пасеки.
На вопрос о врагах российского пчеловодства он отвечает, что пока они в основном внутренние:
— Первый враг пчеловода – мы сами. Наша лень, наше нерадение. Это такие больше философские враги. Но хуже всего – фальсификация мёда. Медовый продукт имеет право существовать, но надо четко понимать, что это не натуральный мёд, а другой продукт. Если в Канаде человека поймают и докажут, что он из сахара делает мёд, то штраф – 150 тысяч долларов и запрет на деятельность. А к нам приезжают «Медовые ярмарки», привозят мёд лживый, продают по цене настоящего. Мы говорим: пусть они уберут вывеску и признаются, что это медовый продукт!

Дмитрий Николаев, как и любой пчеловод, любящий своё дело, о пчелах может говорить часами. Мне повезло слушать нескольких известнейших пасечников Кузбасса, часто их слова похожи, всегда – искренни.

— Говорят про лошадей, что они нервы успокаивают, — басит Дмитрий, — а я думаю, пчёлы в десятки раз больше обладают такими свойствами. Ученые до сих пор не смогли разгадать всех механизмов их жизни. Они очень трудолюбивые, есть чему поучиться у них. Они же такие создания, что им никто не приказывает, никто не руководит ими, но они всегда знают нужное место. Личинку, допустим, кормить – более тысячи раз к ней подходят за день, и нет ни одной детки, чтобы её забыли или перекормили. Или чтобы все за мёдом полетели, а про другие дела забыли. Кто их регулирует? Кто им приказывает, кто говорит? Они работают лучше швейцарских часов, всё у них отлажено, отрепетировано.

— Ты им, — спрашиваю, — командир?
— Нет, партнер в лучшем случае. Наверное, младший партнер. Они такие создания, которым человек не нужен. Это мы, люди, просим их жить вместе…
Сегодня президент России встречается с россиянами. Наверное, не случайность, что в числе приглашенных в Москву оказался Дмитрий Николаев – предприниматель, семьянин, труженик, оптимист. Если общаться с такими людьми, то легко поверить, что наш народ справится с любыми трудностями.Игорь Алёхин.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 838 просмотров
Комментарии (1)
Лавлинских Н # 19 апреля 2015 в 17:54 0
Понравилась статья.
X

Поиск по сайту