Пасека-онлайн
Cайт 1571 любителей пчеловодства.
Присоединяйтесь к нам!!!
 Сегодня 05 декабря, понедельник
 00:00:00

История пчеловодства Алтайского края

Увеличить шрифт: 13px | 14px | 18px
article1566.jpg
    Алтайский край — один из наиболее развитых пчеловод­ных районов нашей страны. В Западно-Сибирском регионе в отдельные годы количество меда, заготовленного на Алтае, превышало 50%.
По числу пчелиных семей край устойчиво занимает чет­вертое место в России, имея в наличии во всех категориях хозяйств свыше 200 тыс. пчелиных семей. Ежегодно в крае получают 2000-2500 т товарного меда.
Пчеловодство развивается по трем основным направлени­ям: медово-товарное, медово-опылительное, опылительно-медовое. Дополнительно можно выделить опылительное направ­ление в парниково-тепличных хозяйствах.
Появление медоносных пчел и зарождение пчеловодства в Сибири и в Алтайском крае до сих пор порождают проти­воречивые мнения многих ученых, изучающих эту проблему. Имеющиеся многочисленные данные говорят о том, что ди­кая медоносная пчела была знакома аборигенам Сибири и Алтая еще в доисторические времена. Археологами обнару­жены рисунки пчел среди наскальных изображений в окре­стностях Телецкого озера, расположенного в высокогорной Юго-Восточной части Алтая, пещерах по берегам Енисея. Это подтверждает в своей статье И. Е. Шавров (1889). Он сообщает, что, "как указывают надписи, найденные на берегах Енисея, дикие пчелы были известны сибирским аборигенам задолго до появления пасечного хозяйства" (С. А. Розов. Очерки по истории отечественного пчеловодст­ва. — Рязань, 1972).
B.    В. Яхонтов в статье "Прошлое пчеловодства Горного
Алтая" ("Пчеловодное дело". 1924, N 1) пишет: "Азия уз­нала пчелу уже в глубокой древности, уже несколько веков
назад алтайцы отыскивали диких пчел, убивали их и отбирали у них весь мед и воск. Приручить же пчелу, сделать ее домашним животным дикий Алтай так и не догадался..."
В языке горно-алтайских народов сохранилось много слов, терминов, выражений, связанных с жизнью пчел, добычей и использованием продуктов пчеловодства. Таким образом, на­скальные надписи и изображения подтверждаются лингвистическими данными.
C.А. Розов, обобщая материалы по истории отечествен­ного пчеловодства, сообщает: "В то же время с большой достоверностью можно  предполагать,  что дикие сибирские пчелы обитали исключительно в глухих дебрях Алтайских гор, где они были известны местным жителям. Русские же пионеры, выселенные на юг Томской губернии в конце про­шлого века, в продолжение нескольких десятков лет своего пребывания на новых местах о существовании сибирских пчел не знали".
В книге В. П. Попова "Летопись русского пчеловодства за тысячу лет", кроме исторических фактов развития пчело­водства, собраны материалы о законодательстве по пчеловод­ству.
Любопытен Наказ царя Федора Алексеевича от 18 февра­ля 1696 г. "Об управлении земскими и военными делами". В ст. 29 и 30 этого Наказа запрещено в Сибири варить мед безъявочно и приготовлять его для домашних праздников без получения на то позволения и уплаты пошлины в казну. Это запрещение повторяется в Наказах 1697 и 1699 гг. кн. Чер­касскому, воеводам Верхотурскому, Тюменскому и др.
Из приведенных Наказов следует, что в Сибири, по-ви­димому, уже в то время существовало в том или ином виде пчеловодство (охота за медом, бортничество). Поскольку вводились пошлины и нужны были специальные позволения на приготовление меда (медовые хмельные напитки), значит, мед варили в большом количестве. Тем более что варка меда к семейным праздникам и различным торжествам говорит о широком распространении медоварения. Вызывает сомнение то, что использовали в этих целях привозной мед. По-види­мому, это был мед местного происхождения, полученный от сибирских пчел.
Существует предположение (В. В. Ворожбитов, 1980), что пчелы попали в Сибирь в далеком прошлом, примерно 4 тыс. лет назад. Археологи полагают, что культура афанасьевских племен — наиболее ранней сибирской цивилизации — не свя­зана с культурой восточных народностей и несет черты куль­туры европейских племен. Древние памятники дают основа­ние считать, что между племенами Сибири, Алтая и обита­телями Поволжья, Приуралья, Средней Азии, Приднепровья, Балкан и Дуная существовали какие-то отношения. Поэтому вполне возможно появление пчел в Сибири в тот период.
В защиту существования местных сибирских (горных ал­тайских) пчел с доисторических времен говорит тот факт, что на всей территории края распространены в большом ко­личестве ближайшие родственники пчел: шмели, осы, оди­ночные пчелы (галикты, андрены, пчелы-плотники, мегахиллы и др.), которые существуют на земле многие миллионы лет, и на территорию Сибири и Алтая их никто не ввозил. Однако в работе крупнейшего знатока истории Сибири ака­демика А. П. Окладникова пока не имеется каких-либо до­казательств древнего пчеловодства в этом регионе.
Многие исследователи категорически отрицают возмож­ность существования медоносных пчел в Сибири и на Алтае до XVIII в. По единодушному мнению большинства авторов, пчелы в Алтайский край завезены человеком. И случилось это в период перехода содержания пчел от бортей к колодам, при появлении возможности их транспортировки. Существу­ют различные мнения и рассуждения о том, когда и откуда завезены пчелы, кто был инициатором ввоза. Анализируя архивные и литературные источники, беседуя со старыми пчеловодами Алтая, приходишь к выводу, что пчел приво­зили из разных мест, в разные годы и главным образом переселенцы из центральных губерний России, мощным по­током мигрировавшие на освоение края. Учесть все факты появления пчел в то время в труднодоступном, малоизучен­ном, неосвоенном крае было практически невозможно. Име­ются сообщения о том, что пчел завозили из Башкирии, Оренбурга, Украины. П. П. Небольсин (1849), В. П. Попов (1913) пишут, что первая попытка развести пчел в Сибири была в 1776-1777 гг., когда начальник пограничных войск Сибири генерал-майор Скалой по предложению главного вра­ча пограничных войск Р. Беренса распорядился завезти из Башкирии в Усть-Каменогорскую крепость 30 ульев пчел. Ульи эти, считающиеся казенными, были переданы комен­данту для раздачи их жителям Секисовского и Бобровского селений. Однако из-за небрежного ухода и чрезмерного от­бора меда осенью все семьи пчел в первую же зимовку погибли.
Новая попытка разведения пчел в Южном Алтае Запад­ной Сибири была предпринята в 1786 г. Первым летописным документом, посвященным этому событию, была статья еса­ула Иванова "О пчеловодстве и других промыслах в округе Усть-Каменогорской крепости" (1827). Иванов писал: "В здешний край привезены пчелы в 1786 г., они выписаны генерал-майором Аршеневским, бывшим тогда командиром Иркутского драгунского полка; оных доставлено было сюда семь ульев в марте месяце, и с ними был привезен из Баш­кирии человек, знающий пчеловодство; весною сии ульи бы­ли выставлены, по выборе там места, от крепости Усть-Каменогорской в 27 верстах заводского ведомства, близ деревни Бобровки".
Гагейместер (по В. В. Яхонтову, 1924), В. П. Попов (1913), Б. Герасимов (по С. Барышникову, С. Черных, 1970) и др. подтверждают дату зарождения пчеловодства на Алтае — 1786 г.
Максимов ("Сибирь и каторга", I.III. с. 55), Небольсин начало пчеловодства относят к 1790 г., другие авторы к 1793 г. А. Покорский-Жоравко в своей статье "Опыт исторического обзора развития пчеловодства в России" указывает, что "в 1792 г. учрежден обширный пчельник в Томской губернии. Пчельник этот был завезен полковником Аршеневским. Мед его по превосходному качеству своему соперничествовал на Ирбитской ярмарке с медом башкиров, киргизов и череми­сов".
Заслуживает внимания сообщение С. А. Розова (1972): "В 1784 г. в марте командиром драгунского полка Н. Ф. Аршеневским в Усть-Каменогорскую крепость были вновь завезены 24 колодки пчел из-под Киева. Для отправки были выбраны лучшие семьи, ульи были обвязаны войлоком и соломой. Пчел везли крепостные крестьяне зимой на 12 са­нях по два улья на подводе. Из 24 семей живыми пришли 12, остальные погибли. Пчелы были размещены в 30 км от Усть-Каменогорска..." Благоприятные природные условия, пышная медоносная растительность Алтая способствовали быстрому росту пчелиных семей, их размножению и распро­странению. Доктор Мейр, путешествующий по Алтаю в се­редине 20-х годов XIX столетия, сообщает, что пчеловодство в то время уже всюду было очень распространено. В 1800 г. пчелы появились в Томске, в 1801 — в Тюмени, в 1805 — в Бийске, в 1807 — в Кузнецке, в 1810 — в Барнауле, в 1823 — в Красноярске. К 1818 г. пчеловодство вошло в обиход в 24 волостях, им занималось 1500 человек и имелось свыше 40 тыс. пчелиных семей. Получено 13,3 тыс. пудов меда, 1000 пудов воска. К 1825 г. число семей удвоилось. Во вто­рой половине XIX в. алтайское пчеловодство достигло высо­кого развития. В 1851 г. только у приписных крестьян было 202 тыс. колод пчел.
По данным П. А. Голубева (1890), в 1885 г. в Бийском и Барнаульском округах насчитывалось 275,8 тыс. пчелиных семей, в 1887 г. — 254,7 тыс.
Однако в 80-90-х гт. число пчелиных семей стало сокра­щаться из-за бурной распашки земель и вырубки лесов для обеспечения топливом металлургических заводов. Особенно пострадали леса в Северо-Западном Алтае. Но в отдельных округах и волостях (особенно восточных) пчеловодство про­должало бурно развиваться. Наибольший расцвет оно полу­чило в Бийском округе, где из 46457 крестьянских дворов 6966 имели пчел, т. е. почти каждый шестой двор. Анало­гичное положение наблюдалось в Кузнецком округе. Размер пасек в нем доходил до 300-500, а в некоторых местах до 1000 пчелиных семей. Мед и воск в большом количестве продавали на ярмарках. Скупщики пчеловодную продукцию отправляли в Томск, Иркутск. Пуд меда стоил 5-8 руб., воска — 17 руб. Алтайский мед вывозили на Ирбитскую яр­марку, где он получил высокую оценку покупателей. Широ­кое развитие пчеловодства способствовало зарождению вос­кобойной и свечно-восковой промышленности, которая в 80-90-е гг. превратилась в довольно крупную отрасль в Бийске, Змеиногорске, Барнауле.
Последняя четверть XIX и начало XX вв. для алтайского пчеловодства характерна относительной стабильностью чис­ленности пчелиных семей — 200 тыс. При этом наблюдалось заметное уменьшение сбора товарного меда и числа сел, за­нимающихся только пчелами.
Данными сельскохозяйственной переписи 1916 г. установ­лено, что накануне революции на Алтае всего было 8708 пасек с 212 тыс. пчелиных семей. Наиболее распространены пчелы были в Бийском, Змеиногорском и Барнаульском ок­ругах. Средний сбор меда с колоды не превышал 4-10, а с рамочного улья — 10-12 кг. Пчеловодство края было повсе­местно колодным, и лишь несколько тысяч пчелиных семей держалось в рамочных ульях.
Огромная роль в развитии рационального пчеловодства на | Алтае принадлежит А. Н. Федорову и Е. П. Михаэлису, сосланным в Усть-Каменогорск. в конце XIX в., т. е. спустя 100 лет после официального зарождения пчеловодства в Си­бири, они впервые завели на пасеке рамочные ульи, медо­гонки, вальцы для изготовления искусственной вощины. Ими был сконструирован первый алтайский 17-рамочный улей-ле­жак "Алтаец" (404x266 мм) с двумя корпусами и разрабо­таны способы содержания пчел в рамочных ульях.
Г. Д. Копырин, а позднее А. Д. Кизюрин предложили свои системы рамочных ульев, повторяя в принципе улей Федо-рова и Михаэлиса и лишь изменяя его размеры.
Гражданская война и послевоенная разруха нанесли ог­ромный урон пчеловодству края. Засуха, голод, неблагопри­ятные условия, участившиеся грабежи пчел привели к боль­шому сокращению пчелиных семей. По сообщению К. Кожурникова (1925), в Алтайской губернии в 1925 г. насчиты­валось лишь 132926 семей пчел, в рамочных ульях содержа­лось только 18,6% пчелосемей. Средний размер пасеки 14 ульев. В таежных районах Ойротии получали свыше 5-8 пудов меда от семьи в рамочных ульях и до 2,5 пуда в колодах, в горных районах Алтая от 2 до 4 пудов с рамоч­ного улья и от 20 фунтов до 1,5 пуда с колоды.
В горно-таежных районах с давних пор существовал один из видов промысла — охота за пчелами и медом. Пчел оты­скивали в глуши тайги в дуплах деревьев. Летопись горных пасек говорит о том, что некоторые из них существуют свы­ше 100-120 лет на одном месте.
В 30-40-е гг. основное пчеловодство сосредоточивалось в общественных организациях — колхозах и совхозах. Значи­тельно улучшилась организация производственного и зоотех­нического обслуживания пасек. В довоенные годы широкую известность приобрели многие передовые работники пчело­водства. В 1935 г. пчеловод А. В. Акимова из Краснощековского района от каждой пчелиной семьи получила по 123,5 кг меда и 1,0 кг воска. План прироста пчелиных семей выпол­нила на 160%. Пчеловод Овчаренко из Змеиногорского, Ф. Е. Плешков из Краснощековского. П. Насивец из Алейского,; Б. Богатырев из Зонального, С. А. Карлов из Каменского, К. А. Бухтуев из Усть-Коксинского районов в предвоенные годы собирали от каждой пчелиной семьи свыше 105-110 кг меда.
В 1939 г. общая численность пчелиных семей во всех категориях хозяйств превысила предреволюционный уровень! и составила 263,5 тыс. Несмотря на военные и послевоенные! годы, пчеловодство продолжало развиваться. Оно распространилось по всей территории края, в том числе в районах степной Кулунды, куда завезли пчел еще в 1936 г. Колхозы и совхозы ежегодно получали более 1000-1700 т товарного меда. Численность пчелиных семей в 1945 г. возросла до 295,7 тыс.
В течение 50-х и в начале 60-х гг. в пчеловодстве Ал­тайского края произошли серьезные изменения. Неблагоприятные погодные условия 1951-1952 гг. привели к большому сокращению численности пчел. Только за два года погибло 59,5 тыс. пчелиных семей и к 1952 г. их осталось 151,7 тыс. В последующие годы количество семей пчел колебалось в пределах 155-160 тыс., производство товарного меда от 6 до 11 кг на пчелиную семью.
В этот период происходили освоение и массовая распашка целинных и залежных земель, укрупнение хозяйств, созда­ние совхозов зернового направления. Уменьшилось количе­ство естественных медоносных угодий, а небольшие посевы полевых медоносных культур не могли компенсировать боль­шого сокращения естественных медоносных площадей.  К концу 60-х — началу 70-х гг. численность пчелиных семей колебалась на уровне 135-150 тыс., выход товарного меда на одну семью 12-18 кг. Начинается процесс специализации и концентрации пчеловодства. Создаются первые узкоспециа­лизированные пчелосовхозы в Залесовском, Ельцовском, Солтонском, Солонешенском районах. Развивается пчеловодст­во в лесхозах, леспромхозах и других государственных уч­реждениях. Основное число пчелиных семей сконцентрировано в ле­состепной зоне — 49% ив предгорной — 30%. Очень слабая насыщенность пчелами огромных территорий горной (9%) и степной зон (12%).
В целом по краю выделяется несколько ареалов устойчи­вого и высокопродуктивного медосбора: Бие-Чумышское ле-состепье, Приобский ареал, Южно-Кулун-динские степи, предгорья и горы Алтая.
Более 50% пасек в крае расположены в районах с есте­ственной медоносной растительностью, 35% базируются на естественных и сеяных медоносных культурах и 15% пасек в качестве кормовой базы используют посевные культуры. Ежегодно в крае высевают свыше 150 тыс. га гречихи, 75 тыс. га подсолнечника на зерно, около 150 тыс. га семенников эспарцета, донника, люцерны, клевера, фацелии. Только для их опыления требуется свыше 800 тыс. пчелиных семей. Фактически же участвуют в этом ежегодно немногим более 35-40 тыс. Тысячи гектаров энтомофильных культур остаются без опыления их пчелами. Многие степные районы, занимающиеся возделыванием подсолнечника, гречихи на зерно, не имеют пчел. Это приводит к огромному снижению урожайности возделываемых культур.
Пчеловодство Горного Алтая и прилегающие к нему па­секи предгорных районов базируются исключительно на естественных медоносных травах. Однако в связи с ликвида­цией многих пасек, расположенных в труднодоступных мес­тах, богатая естественная кормовая база пчеловодства не используется. Сотни тысяч гектаров лесных полян, урочищ, пойм рек, горных склонов, заросших акацией желтой, ивой, жимолостью, дягилем, борщевиком, геранью, соссюреей (бел-ковкой), русянкой, снытью, кипреем, малиной лесной, cкepдой сибирской, серпухой, осотом лесным, ждут пчел. Поэто­му для освоения этих бесценных для пчеловодства массивов целесообразно и экономически оправдано в труднодоступные горные и высокогорные районы на период сбора меда доставлять пчел на вертолетах и вездеходах.
Перспективно в крае развитие межзональных медово-то­варных и медово-опылительных конвейеров.
Заслуживает внимания комплексное использование пчели­ных семей с целью получения от них не только меда и воска, но и других ценных продуктов пчеловодства: пакетов пчел, прополиса, пчелиного маточного молочка, яда, цветочной пыльцы, перги, маток для реализации.
Наиболее актуальными остаются вопросы сохранения и улучшения местных алтайских пчел, увеличения их числен­ности и продуктивности.

Похожие статьи:

Примерно в то же время подобные курсы открыты были в Рогозихе и Маслянине Барнаульского уезда...

Рейтинг: 0 Голосов: 0 540 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

X

Поиск по сайту