Пасека-онлайн
Cайт 1572 любителей пчеловодства.
Присоединяйтесь к нам!!!


 

Медовые реки Кузбасса

article1450.jpg
(Статья старая, но с тех пор мало что изменилось.Прим.sibroy)
В текущем году кузбасские пчеловоды впервые столкнулись с проблемой реализации мёда. Причин для этого было несколько. Это и высокая «урожайность» пчелосемей, особенно в сравнении с прошлым «голодным» годом, и конкуренция на медовом рынке. По качеству кузбасский мёд ни в чём не уступает привозной продукции, а зачастую даже превосходит её, но в местных климатических условиях его себестоимость выше, и цена здесь имеет решающее значение, убеждены эксперты.
 
Ярмарка не удалась?
Текущий год стал богатым на медовые ярмарки. В июне в столице Кузбасса прошёл Всероссийский фестиваль мёда, на котором была представлена продукция пчеловодов с разных регионов страны. К сожалению, из-за того, что в начале лета в Сибири мёда собирают не много, да и сборы на таких ярмарках сравнительно высокие, кузбасские пасечники не приняли участие в этом фестивале. Но они попытались взять реванш на традиционной региональной ярмарке «Медовый спас», которую уже несколько лет подряд в августе-сентябре проводит Кемеровская областная общественная организация (КООО) «Кузбасспчеловодсоюз». В ходе этой ярмарки ежемесячно продаётся до 80 тонн мёда. Помимо этого в конце сентября в Новокузнецке компания «Кузбасская ярмарка» в рамках VI-й выставки-ярмарки «Праздник урожая в Кузбассе» провела первую ярмарку «Медовый рай», в которой, среди прочих, приняли участие и несколько местных пчеловодов. Одно из главных преимуществ ярмарок состоит в том, что пчеловоды реализуют здесь не только мёд, но и сопутствующую ему продукцию, например, забрус, пыльцу, подмор, прополис. Иными словами всё то, что можно купить только у производителя.
Казалось бы, ярмарка – двигатель торговли, особенно в сельском хозяйстве, и пасечникам надо бы радоваться этому явлению, но местные производители оказались не совсем довольны полученными результатами. Ведь на рынок Кемеровской области хлынуло огромное количество самых разных медов из южных регионов, и даже из других стран (Казахстана и Китая). Эти меда продаются буквально по демпинговым ценам, а качество их зачастую оставляет желать лучшего. Вместе с тем 2011 год, в отличие от предыдущего, оказался для пчеловодов «урожайным». По словам преподавателя Кемеровского государственного института (КемГСХИ), к.б.н. Николая Брагина, в среднем по области каждая пчелосемья дала по 35 кг товарного мёда, в то время, как в 2010 году мёда было собрано чуть ли не в два раза меньше (впервые за последние 15 лет). Соответственно в текущем году у пчеловодов накопилось достаточное количество продукции, которую необходимо было сбывать.
Более 10 лет торгует мёдом на кемеровском губернском рынке семья Чайковских. Часть продукции реализовывали на ярмарке «Медовый спас». За это время Чайковские впервые столкнулись с тем, что не удается продать весь мёд, полученный в текущем году. «Очень большая конкуренция,  — говорит пасечник Дмитрий Чайковский. — Много появилось дешёвых медов, в том числе из Китая. Цена на мёд падает. В этих условиях начинаем задумываться над оптовыми продажами».
«В прошлом году я продала на ярмарке «Медовый спас» весь мёд за 10 дней, — рассказывает жена пчеловода Анатолия Резника, Лариса Резник. — В этом году продажи идут намного тяжелее. Скоро наша медовая ярмарка заканчивается. Поэтому будем выставлять мёд на сельскохозяйственной ярмарке, чего не делали уже года два».
Помимо жёсткой конкуренции участники ярмарки «Медовый спас» отмечают, что в этом году почему-то плохо сработала рекламная кампания. «Многие подходят к палаткам и удивляются, что у нас ярмарка идёт», — говорит Лариса Резник.
Председатель КООО «Кузбасспчеловодсоюз» Алексей Матюшкин также признается, что посетителей на ярмарке в этот раз было меньше, чем в прошлые годы. Объясняет он это следующими факторами. Во-первых, многие из тех, кто раньше покупал мёд на ярмарке, теперь берут его непосредственно у пчеловодов под заказ. Во-вторых, в этом году «Медовый спас» впервые проводился в двух местах города Кемерово. И, в-третьих, «изначально мы выставили мёд по прошлогодней цене (от 400 до 550 рублей за килограмм), в то время, как другие продавали его дешевле. Затем цены мы снизили, кто-то даже до 250-300 рублей за килограмм, но было уже поздно. Что касается рекламы, то денег на неё было потрачено не меньше чем обычно. Подавали её на радио и телевидение, но отдачи, действительно, незаметно».
Однако пчеловоды не унывают, ведь это практически первый год, когда у них может остаться мёд для участия в зимних ярмарках. «В Москве медовые ярмарки проходят и в феврале, — говорит Алексей Матюшкин. — Может быть, и мы в этом году так же сделаем. А если мёд и тогда останется? Бизнесмен Герман Стерлигов говорит: «Зачем мне счета в банке? Мне нужен продукт, который с годами будет только расти в цене». И он закупает качественные меда и складирует их. Этот мед является его капиталом. Конечно, с одной стороны плохо, когда у пчеловода остается мёд, так как на следующий год у него будет мёд ещё. Но с другой стороны — это капитал, которым нужно только суметь грамотно распорядиться».

Сами с усами
Участие в ярмарках, торговля на городских рынках являются основными, но не единственными способами реализации продукции пчеловодов. Но в любом случае мёд они предпочитают продавать сами. Большую его часть они продают прямо с пасеки, развозят под заказ. Некоторым удаётся сбывать мёд оптом, хотя в нашем регионе это проблематично. Ярким исключением здесь является пасечник из Новокузнецкого района Николай Ляпин, который ежегодно отправляет оптовику в Москву до 10 тонн своей продукции. Там она реализуется на ярмарке в розницу по 750-800 рублей за килограмм. Сам пчеловод получает не более 300 рублей за килограмм. Последние годы многие кузбасские пчеловоды возили свою продукцию на продажу в Красноярск, где розничные цены были в два раза выше кузбасских. Но это «золотое» время прошло. Теперь и Красноярск наполнен медами, и цены там тоже упали. И даже более того, мёд в Красноярске стало сложно продать.
Вместе с тем, как бы вы ни искали кузбасский мёд на полках в торговых сетях, там вы его не увидите. Например, в торговом центре МЕТРО в Кемерово представлено два вида мёда: мёд Дарбо в ассортименте — импортируется через дистрибьютора,  и мёд под собственными торговыми марками МЕТРО Кэш энд Керри — Aro, H-Line и Rioba, который закупается напрямую у производителя, компании «Медовый Дом» (завод располагается в Новгородской области).
Как пояснили в компании, на сегодняшний день топами продаж являются виды мёда низкого ценового сегмента, в частности цветочный мёд под собственной маркой Aro в таре по 380 и 1400 грамм. Причина, на взгляд специалистов МЕТРО, в оптимальном для нашего региона соотношении цены и качества, а также свою роль сыграл особый маркетинговый «фокус» со стороны МЕТРО Кэш энд Керри на всю продукцию, предлагаемую под собственными марками, включая мёд.
Группа розничных компаний «Система Регионмарт» (магазины под брендами «Чибис», «Спутник», «Поляна») осуществляет продажу мёда под торговыми марками «Солнечная пасека», «Берестов», «Абрико», «АлтайПчелоПродукт», «Пасеки Предгорья». По словам коммерческого директора компании «Система Регионмарт», Андрея Грищенко, мёд — одна из самых низкореализуемых групп в сети, что, возможно, связано с самой структурой рынка потребления мёда. Различные медовые ярмарки, которые организуются в городе «под открытым небом», различные мелкие хозяйства (пасеки), которые продают продукцию на рынках, знакомым и через знакомых, влияют на структуру потребления фасованного мёда в сетях. Так же, как правило, на ярмарках, рынках и у знакомых потребитель склонен покупать мёд большими фасовками, банками — 1 литр, 2 литра, 3 литра, продукция закупается на длительный период. Возможно, есть стереотип, что покупая мед на рынке, приобретаешь 100% натуральный продукт.
При этом он отмечает, что наибольшей популярностью пользуется цветочный мёд, меньшей  — липовый, гречишный. «Думаю, причина во вкусовых предпочтениях и цене, так как наша сеть предлагает широкий ассортимент мёда — горный, акациевый, разнотравье, таёжный, майский, луговой; по районам произрастания  — Алтайский, Башкирский. Но потребитель «голосует» всё же за цветочный мёд. Продукцию закупаем как через дистрибуторов, так и напрямую у производителя. Способ закупки мёда выбран с учётом возможности нашей логистики  и логистики дистрибуторов, у которых помимо адресной доставки до торговых точек, имеется штат торговых представителей. Торговые представители участвуют в формировании заказов на мёд, следят за выкладкой в торговом зале. Необходимость прямых контрактов с производителями продиктована в ряде случаев проведением мероприятий по продвижению продукции пчеловодства. Одним из таких мероприятий является Медовая Ярмарка, на которой ассортимент мёда гораздо шире ассортимента предлагаемого дистрибуторами, так же помимо фасованного мёда, на ярмарке представлен весовой мёд в упаковках по 500 г, 1000 г, 2000 г, 3000 г, которым дистрибуторы, как правило, не занимаются».
С кузбасскими производителями мёда компания «Система Регионмарт» пока не сотрудничает, хотя, как отмечает Андрей Грищенко, в области есть ряд мелких дистрибуторов, также можно оформить заказ на кузбасский мёд через Интернет. «Вопрос даже не в качестве кузбасского мёда, а в организации «цивилизованной» торговли, — говорит он. — Можно сказать, кузбасские производители не имеют навыков «цивилизованных» продаж и продвижения продукции пчеловодства (имеется в виду фасовка, наличие штрих-кода, требования к логистике, самому продукту), а мёд, как любой другой продукт, не достаточно просто поставить на полку. Этот продукт в сетевой рознице нуждается в продвижении, так как до потребителя необходимо донести, что покупая мёд в сетях, он также приобретает 100% натуральный продукт, качество продукта также на 100% гарантированно».
Стоит отметить, что сами пчеловоды не стремятся продавать свой товар таким способом. 
«Фасованный мёд — это чей-то продукт, — говорит пчеловод Евгений Фёдоров. — Соответственно к нему меньше доверия. На ярмарках, которые проводит «Кузбасспчеловодсоюз», каждый пасечник лично отвечает за качество своей продукции. Мёд проходит экспертизу в лаборатории. На каждой баночке указаны имя, фамилия и телефон пчеловода. Если я, к примеру, содержу семью только за счёт пасеки, мне совершенно не выгодно продавать некачественный мёд. Стоит только один раз так поступить, и ты потеряешь авторитет, а, следовательно, и покупателей».
По словам Евгения Фёдорова, кузбасские пчеловоды не горят желанием сотрудничать с сетями ещё и потому, что те готовы принимать мёд только под реализацию. «Вот если бы у меня взяли его за наличный расчёт, тогда совсем другое дело», – говорит пасечник.
«Я не хочу, чтобы мой мёд был обезличен, — утверждает Алексей Матюшкин. — Хочу, чтобы он разливался из тары пчеловода в тару покупателя без посредников. В этом вся «фишка». Я на 100% отвечаю за свой продукт. Проблема сетей в том, что мёд у них стоит в баночках, запечатанный, и попробовать его нельзя. Зачастую этикетка на баночках одинаковая, а мёд разный. С другой стороны, сейчас с каждым новым поколением люди всё больше приобретают продукты питания в сетях, а не на рынках. К тому же, если пасека увеличивается, мёда становится больше, возникает вопрос, как его продавать. Ярмарка хороша, когда пасека средняя, сотня-две ульев. А если больше? Меняется и жизнь пчеловода. Если раньше мы с флягами по офисам ходили, то теперь к этому уровню возвращаться не хочется. Товар надо предлагать на современном уровне».
Как словом, так и делом. Нет, председатель «Кузбасспчеловодсоюза» не нарушил основной принцип своего общества и не продаёт мёд торговым сетям. Он продаёт его рядом с ними, а кое-где даже под одной крышей. С начала текущего года Алексей Матюшкин открыл в Кемерове торговые точки. В большинстве своём это палатки для сезонных продаж перед входом в крупные торговые центры вроде «Палаты». Была торговая точка непосредственно в «Лапландии» и работает в торговом центре «Я». Конечно, арендная плата в помещении более высокая, чем за место на улице, но и поток клиентов обеспечен круглый год, продавец работает в тепле. Закрытие торговой точки в «Лапландии» пчеловод объяснил следующим образом: «Мёд, как и любой другой товар, нужно продавать там, где есть люди. В «Лапландии», с моей точки зрения, слишком много входов и выходов, а у центрального входа ларёк не поставишь. В торговом центре «Я» место более удачное. Не скрою, такой способ продажи снижает рентабельность (аренда, реклама, зарплата продавцам, налоги), но это работа на перспективу. Тем более, что траты на рекламу в данном случае значительно меньше, чем, скажем, при открытии собственного магазина. В свой магазин людей надо привлечь, а здесь они сами приходят».
 Профессор кафедры биологии, биоресурсов и аквакультуры Новосибирского государственного аграрного университета, доктор сельскохозяйственных наук Владимир Кашковский рассказал «Авант­ПАРТНЕРу», что кузбасские меда во все времена ценились за высокое качество не только в России, но и за рубежом. Например, несколько сотен лет назад на царский стол обязательно подавался липовый мёд из Горной Шории. Собирали его в Липовой роще, что произрастает с незапамятных времен в Новокузнецком районе. Меда, собранные в Барзасской тайге, степях Кемеровской области по качеству также не уступают своим алтайским конкурентам. Вообще за всю историю пчеловодства лидерами по производству мёда в Сибири были два региона: Алтайский край и Кузбасс.
В 1968 году Омская, Томская, Новосибирская и Тюменская области в общем сдали государству около 300 тонн мёда. Кемеровская область – 1128 тонн, из которых 576 тонн было продано в Японию. По объёмам собранного и реализованного мёда Кузбасс уступал тогда только Алтайскому краю.
В 1970­х годах на выставке 23­го международного конгресса по пчеловодству Апимондия кузбасский мёд из Горной Шории получил золотую медаль. 
Экспансия с Юга и «что дальше?»
Из всех завозных медов наибольшую конкуренцию кузбасскому мёду составляет алтайский. И дело не только в его качестве. Во-первых, себестоимость алтайского мёда, благодаря местному климату, намного ниже кузбасского. Во-вторых, там пчеловодство развито более серьёзно. В результате получается, что на Алтае пчеловодов много, а покупателей мало. Поэтому они и готовы продать его оптовикам за небольшую цену. Но что тоже не маловажно, это активность, с которой алтайские пчеловоды развивают свой бизнес и поддержка их в этом вопросе со стороны местных властей.
«Алтайцы одни из немногих на сегодняшний день, кто сделал решительный шаг в принятии закона о пчеловодстве на региональном уровне, — говорит Андрей Грищенко. — Следует отметить, что важно не само принятие закона как такового, а принятие такого закона, который бы учитывал в полной мере, как интересы пчеловодов, так и потребителей продукции пчеловодства. Именно исходя из этих принципов был разработан и принят закон «О пчеловодстве Алтайского края». На основании этого закона разработана долгосрочная программа по развитию пчеловодной отрасли в регионе, которая должна быть реализована в полном объёме до 2025 года. В Кузбассе такой программы развития нет. Исходя из этого, можно сделать вывод насколько конкурентоспособен кузбасский мёд. Алтайские производители на данный момент всё агрессивней завоевывают кузбасский рынок, настроены на сотрудничество с сетями и заинтересованы в продвижении мёда. Кузбасские производители в этом отношении гораздо пассивней».
«Отношение к алтайскому мёду у нас меняется постоянно, — рассказывает Алексей Матюшкин.  — Лет пять назад мы в запале конкурентной борьбы говорили, что алтайский мёд плохой, а наш хороший. Потом мы сами стали возить своих пчёл на кочёвки в Алтай. Сейчас я понимаю, что мне не нужно алтайского мёда много, так как наш мёд уходит лучше. Более того, я уверен, что если мы выставим свой мёд по цене алтайского, то продадим его просто на «ура». Это говорит в первую очередь о том, что нам необходимо научиться оптимизировать производство, снижать себестоимость продукции». Надо сказать, что последнее сделать довольно таки сложно, ведь производство мёда — это ручной труд, и в данной ситуации многое зависит не только от самих работников, но и от погодных условий.
Если сравнивать кузбасские и алтайские меда по качеству, то пчеловоды признаются, что например, дягелевый (царский) мёд, полученный на Алтае, действительно, лучше, так как в Кемеровской области не хватает хорошей погоды для его вызревания. А вот луговой мёд лучше наш. Сейчас очень сильно в этом плане начинают портить ситуацию посевы рапса. Сам по себе мёд, собранный с таких полей качественный. Но он слишком рано теряет товарный вид, кристаллизуется. Поэтому многие пчеловоды стараются не возить пчёл в такие места.
Что касается поддержки со стороны региональных властей, то, по мнению пчеловодов здесь достаточно хотя бы наладить контроль за качеством продаваемого на территории области привозного мёда. Ведь те, кто привозит мёд, продают его зачастую без всяких документов на рынках, а иногда даже во дворах.
«Сейчас поддержку надо ожидать не от власти, а от партнёров,  — говорит Алексей Матюшкин. — Например, пчеловод нужен производителю сельхозпродукции для опыления. На Алтае уже начали говорить, что цена на гречиху значительно возросла, но мёд этот не пользуется большим спросом. При этом опыление повышает урожайность гречихи на 30%, и алтайские фермеры уже готовы платить пчеловодам за размещение на их полях ульев. В Кузбассе пока об этом речи нет. У нас нет и гречихи, но есть рапс, который также не пользуется спросом у пчеловодов».
Заглядывая в будущее, кузбасские пчеловоды полны оптимизма, но почти все убеждены, что рынок мёда в Кемеровской области насыщен. Заметно это, в первую очередь, по ценам. «Последние годы цены на мёд, как в прочем и на всё другое постоянно росли, — говорит Алексей Матюшкин. — В текущем году пчеловоды впервые столкнулись с проблемой падения цен. Думаю, что они уже больше не поднимутся, если не произойдут глобальные инфляционные процессы. Чтобы цены вновь начали расти, необходим ещё такой же «неурожайный» год, как 2010-й. То есть росту цен на мёд мешает, во-первых, то, что его стало больше сугубо по природным показателям. Во-вторых, падают цены на сахар, который люди и так потребляют в пищу больше, чем мёд. В-третьих, за последние три года, когда росли цены, появилось много новых пасечников, а те, у кого пасеки уже были, увеличили количество пчелосемей».
 
 
В этой ситуации, по мнению экспертов в наиболее сложном положении окажутся именно средние пасечники, у которых около сотни и более пчелосемей, и те, кто только зашёл на рынок. Крупные пасечники, имеющие несколько сотен или тысячу ульев, смогут держаться за счёт накопленных сил, а мелким (10-20 пчелосемей) будет проще сбывать свою продукцию, так как её не будет много.
Несколько иначе смотрят на перспективу представители ритейла. По мнению экспертов МЕТРО Кэш энд Керри, прогнозировать здесь достаточно сложно, однако, если сравнить ситуацию в Кемерове с другими аналогичными по формату и региону торговыми центрами МЕТРО Кэш энд Керри, Кемерово уже показал результаты по продажам мёда выше среднего. Специалисты компании оценивают возможный потенциал к росту в 5-10%.
«Рынок Кузбасса, по нашему мнению, имеет точки роста, потенциал мёда в плане способности занять по объёмам достойную нишу пока ещё безграничен, — убеждён Андрей Грищенко (Система Регионмарт). — Но нужна активная маркетинговая программа, например, организация и проведение ярмарок. Нужно рассказывать потребителям о полезных свойствах меда, о разнообразии видов, об отличиях, о способах использования в кулинарии, косметологии, в качестве профилактики заболеваний и делать это нужно не только на ярмарках, которые организуются на рынках самими пчеловодами, но и в сетях. Потребитель должен понять, что в сетях так же есть мёд, который заслуживает его внимания».
В любом случае исправить положение, по мнению экспертов, сможет не только повышение покупательской способности населения, но и повышение культуры питания. Ведь мёд это не только вкусный, но ещё и полезный продукт, целебные свойства которого хорошо известны каждому.
 Справка
По данным Кемеровостата, за последние три года общее количество пчелосемей в регионе сократилось, а, следовательно и валовой сбор продукции — тоже. Если в 2007 году хозяйствами всех категорий в Кузбассе было собрано 1041 тонна меда, то постепенно эта цифра снижалась, и в 2010 году составила уже 867 тонн. Если на начало 2008 года в Кузбассе насчитывалось 67767 пчелосемей, то на начало 2011 года — 61595 семей.
Однако методики ведения статистики существуют разные, и поэтому данные Кемеровостата за абсолютную истину принимать не следует. Тем более что по данным Кемеровского государственного сельскохозяйственного института (КемГСХИ), в последние годы не только появилось много новых пасек, но также многие известные пасечники значительно увеличивали свои хозяйства. Например, пасеки Анатолия Ермолаева (Промышленновский район) ежегодно прирастали более чем на 100 пчелосемей, и сегодня их более тысячи. Равнозначная по количеству пчелосемей пасека у Николая Ляпина (Новокузнецкий район), но это скорее исключение. По словам Николая Брагина (КемГСХИ), в Кузбассе всего несколько десятков пчеловодов имеют 200 и более ульев. Лишь четверть от всего количества пасечников владеют 70-120 ульями, а большинство хозяйств — это от 10 до 30 пчелосемей. 
Максим Москвикин

Похожие статьи:

В комитете по вопросам аграрной политики, землепользования и экологии Совета народных депутатов...

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1264 просмотра

Нет комментариев. Ваш будет первым!