Пасека-онлайн
Cайт 1805 любителей пчеловодства.
Присоединяйтесь к нам!!!
Дата и время

Как "пчеловоды-партизаны" пытаются отстоять пасеки в полесских джунглях

Увеличить шрифт: 13px | 14px | 18px
article1904.jpg
«Еще в Советском Союзе лучшим считался мед из полесской низменности, из наших краев. Человек должен есть свой мед, выращенный на своей земле», — делится своей философией потомственный пчеловод Сергей Машлякевич из деревни Туры Столинского района. Десятки лет он с отцом добывал мед в полесских лесах, а сейчас его ремесло под угрозой.

 

Сергей Машлякевич отправляется на свою пасеку на стареньком уазике — легковушка дорогу не осилит. Мы едем сначала по трассе, потом по ухабистой песчаной дороге и сворачиваем в кусты.

— Вот настоящие белорусские джунгли, — шутит швагер Сергея Федор Шепетько, который сидит на заднем сиденье.

[Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY]

Проложенная колесами автомобилей узкая колея ведет нас вглубь полесских лесов. Временами буксуем, вязнем в грязи, цепляем днищем очередную ямку. По дверям стучат толстые стебли, по крыше — ветки, по нижним зубам — верхние. За бортом — жара, в салоне еще жарче. Уазик кряхтит, пыхтит, но едет.

[Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY]

— Батько вон раньше по этой дороге конем ездил, — смеется Сергей.

Проехать к своим пчелам на машине Сергей может только летом. В редких случаях, когда не стоит вода, — осенью. Весной, после разлива Припяти, сюда можно добраться только на лодке, да и то, когда не действует запрет из-за нереста рыбы.

[Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY]

Пасекам семьи Машлякевич уже шестьдесят лет. Их всего три. За двумя ухаживает Сергей, за одной — Федор. Сейчас на них содержатся почти 150 пчелиных семей. Мед сдают государственным заготовителям. В этом сезоне принимали по 4,5−5 рублей за килограмм.

[Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY]

— В наше время пчеловодством заниматься нерентабельно. Взять одно топливо, так мне тонны полторы нужно в год, чтобы постоянно на пасеки ездить. И на зиму, чтобы подкормить пчел, нужно где-то 1,2−1,3 тонны сахара, — сетует собеседник.

«Урожайность» пчел колеблется от сезона к сезону. Обычно с трех пасек удается собрать от 1 до 3,5 тонны меда. В этом году результаты пока неутешительные — всего 150 кг.

— Это ноль, понимаешь… Вообще.

Сергей отмечает, что пчеловодство — это занятие не столько для заработка, сколько для души.

— Пчелы как люди. Есть хорошие матки, старательные. Есть не очень. Все как в семье. Если хозяйка хорошая, то и дома будет убрано. В ульях так же. Есть такие пчелы культурные, что любо смотреть, — делится своими наблюдениями Сергей.

[Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY]

К пасеке, за которой следит Федор, мы ехали около часа. Паркуем уазик и идем дальше пешком по узкой тропинке. Сергей по дороге рассказывает, какие здесь деревья высажены: орехи, каштаны и еще какие-то со сложным названием на букву «т».

— Мы у природы не только берем, но и отдаем, — улыбается Сергей.

Пасека обустроена на возвышенности — чтобы при разливе реки ульи не смывало — и окружена противопожарным рвом. В тени деревьев аккуратно стоят пчелиные домики. А возле них брошены доски — бывший домик для хранения пчелиного инвентаря. Его начали разбирать лесники еще весной, когда до пасеки было невозможно добраться: подъезды затоплены, а на лодке плыть запрещено из-за нереста. Когда Сергей с Федором узнали о том, что к их пчелам пожаловали гости, то Федор в гидрокостюме переходил реку вброд.

— Шел ногами по дну полтора часа. Где-то воды было по колено, где — по грудь, где — выше, — вспоминает Федор.
Разрушенная «времянка» на пасекеКогда пчеловод пришел на место, никого уже не было. Домик почти разобрали. Позже на Федора еще и штраф выписали за нарушение правил использования участков земель лесного фонда — статья 15.24 КоАП.

— Сломали, как варвары, — сетует Сергей.

«У нас дикий мед»

Пасеки в недрах Полесья появились задолго до того, как эти земли стали заказником «Средняя Припять». Отец Сергея Александр Машлякевич заселил эти территории пчелами в середине прошлого века. Главными критериями при выборе места были удаленность от населенных пунктов и, как пояснил опытный пчеловод, «хорошая кормовая база» — чтобы пчелки правильно питались и делали «правильный мед»: вкусный и целебный. Участки под пасеки раздал сельчанам колхоз «30 лет БССР». Конечно, добраться до ульев сложно, но это, по словам Сергея, необходимое условие для нормальной жизни пчел и чистоты меда.

— Понимаете, у нас дикий мед. Для него нужно уйти подальше от ферм, дорог, туалетов, мусора. Чтобы пчела туда не летала, — объяснил собеседник.



Как писала «СБ», позже земли колхоза были переданы в Гослесфонд, а затем в 1999-м было принято решение создать на этих территориях республиканский ландшафтный заказник «Средняя Припять». Хозяйственная деятельность попала под запрет, в том числе и пчеловодческая… Временные постройки для инвентаря стали незаконными и власти обязали их разобрать и вывезти.


Пасеки удалены на десятки километров от ближайших населенных пунктов и возить туда-сюда необходимый для ухода за ульями инвентарь просто невозможно, сетуют пчеловоды. И это не каприз. В Постановлении Минсельхозпрода «Об утверждении ветеринарно-санитарных правил содержания пчел» указано, что на стационарной пасеке должен размещаться пасечный домик, а на кочевой — кочевая будка, в которых хранятся соты, инвентарь для ухода за пчелами и откачивания меда.

«На крупных пасеках размещаются отдельно стоящие или сблокированные строения для хранения пустых рамок, сотов с медом и пергой, тары, инвентаря и оборудования, дезинфекционных средств», — говорится в документе.


Проблема в том, что некоторые пасечники являлись таковыми лишь на бумаге. Они ставили в лесу один-два улья и возводили дом, который использовали как дачу для отдыха на природе. Самострои обнаружили во время рейда и поручили убрать все незаконные строения с территории заказника. Под горячую руку попали и добросовестные пасечники.

До 1 января 2016 года всех обязали самостоятельно снести незаконные строения на предоставленных участках. Пасечники этого не сделали. Их неоднократно предупреждали об ответственности, затем выписывали предписания, наказывали штрафами, а они писали обращения в различные инстанции. Письма проблем не решили, и тогда вторая сторона конфликта перешла к активным действиям — начала разбирать незаконные постройки.

«А куда их вывезти?»

Сергей отмечает, что требования о сносе «времянок» пасечников считает абсурдными. Во-первых, они никому не мешают. Во-вторых, без этих домиков он просто не сможет заботиться о своих пчелах — столько инструментов и оборудования просто не влезет в его УАЗ. Если постройки продолжат разбирать, ему придется задуматься о смене рода деятельности.

Вывезти ульи поближе к дому — тоже не вариант.

— Куда их вывезти? Это то же самое, как сказать: «Иди вон там добывай нефть». (…) Да и перевозить сейчас пчел невозможно. С тем же успехом их можно просто потравить. Транспортировки в такое время они не переживут, — сетует пчеловод.


«Пчелы для нас хорошее подспорье»

В отчаянной попытке добиться защиты пчеловоды написали председателю Коммунистической партии Российской Федерации Геннадию Зюганову, который известен как увлеченный пасечник. Даже книгу в прошлом году издал «На пасеке у Зюганова». На белой обложке литературного труда изображена пчелка, которая держит красное ведерко с логотипом КПРФ.

В своем письме полесские пчеловоды попросили только одного — передать их обращение президенту Беларуси Александру Лукашенко. До этого они уже писали во все инстанции, но решения своей проблемы так и не нашли.


«Просим Вас, Геннадий Андреевич, помогите нам! Мы проживаем в самом густонаселенном районе республики. В нашей деревне Ольшаны, например, проживает более семи тысяч человек. Почти в каждой семье 5−10 детей. Промышленных предприятий в деревне нет, имеется лишь один среднего достатка сельхозкооператив. Народ выращивает овощи на приусадебных участках и этим зарабатывает себе на жизнь. Пчелы для нас хорошее подспорье», — написали пасечники главе КПРФ.

Из КПРФ их обращение переслали в Администрацию белорусского президента, а оттуда — в Брестский облисполком.


«Работа по наведению должного порядка в республиканском ландшафтном заказнике „Средняя Припять“ продолжается в настоящее время. Все незаконно возведенные на территории заказника строения и используемые владельцами не по прямому назначению будут снесены в соответствии с действующим законодательством», — сообщалось в ответе за подписью первого зампреда облисполкома Николая Токаря.

Письмо Зюганову было последней надеждой пчеловодов. Больше им обращаться некуда.

— Может, Путину написать? — вздыхает 92-летний пчеловод Александр Машлякевич.


«Пасеки никто не запрещает ставить»

Директор ГПУ «Заказники республиканского значения «Средняя Припять» и «Ольманские болота» Павел Миронович отметил, что некоторые жители близлежащих деревень обустраивали в лесах пасеки из пары ульев лишь для того, чтобы использовать эту территорию в своих целях:

— Люди пытались обмануть государство: поставить мнимую пасеку и заниматься там чем попало, но только не пчелами.

Это мнение разделяет и первый заместитель председателя Столинского райисполкома — начальник управления сельского хозяйства и продовольствия Николай Мороз.

— Я сам лично обходил зимой по поручению губернатора эти места. Около тридцати незаконных строений мы осмотрели. Честно сказать, так процентов 90% ульев там стоят только для вида. В них ни одной пчелиной семьи не было. Открывали пчелиные домики, а там резиновые сапоги лежали или бутылки пустые, — рассказал Николай Николаевич.

В Столинском райисполкоме также сообщили, что разборкой незаконных построек на территории заказника занимаются землепользователи: Столинский и Полесский лесхозы. Иногда к ним подключаются спасатели из районного отдела по чрезвычайным ситуациям.


— Есть требования определенные к заказнику. Никаких незаконных строений там быть не может. Согласованные могут быть. Им (пчеловодам. — Прим. TUT.BY) дали право подать документы, чтобы арендовать этот кусок земли для экотуризма. Это не запрещено, но процедура трудоемкая и длительная. Народ этим не хочет заниматься. Люди едут, отдыхают. (…) Пасеки никто не запрещает: ульи расставлять, колоды ставить. Открывается сезон, получайте в лесничестве лесной билет и работайте, собирайте мед — вопросов никаких. По пасекам никаких проблем нет. А уже по домикам (незаконно возведенным. — Прим. TUT.BY), которые используют рыбаки для снастей, для моторных лодок, костры разжигают, уху варят, гостей приглашают, наносят вред окружающей среде… Не надо этим заниматься. Надо что-то потомкам оставить. Вы ж поймите, что тут и до пожара недалеко, — подчеркнул Николай Мороз.

Пчеловодам, которые хотят продолжать работать на территории заказника, собеседник посоветовал заменить свои домики на временные кочевые будки, которые нужно будет к началу сезона привезти на пасеку, а к концу — вывезти:

— По законодательству на пасеку можно получить разрешение на временную кочевую будку. Подчеркну: временную. Не стационарную. Это должна быть будка либо на салазках, либо на колесах, потому что по заказнику запрещено движение тяжелой техники.

По мнению Павла Мироновича, борьба пчеловодов за времянки проиграна:

— Эта тема давно обговорена на разных уровнях. Очень много ведомств были задействованы, но помочь этим людям в оставлении этих строений в заказнике невозможно.
Читать полностью:  
  BB-cсылка на публикациюПрямая ссылка на публикацию

Рейтинг: 0 Голосов: 0 102 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

X

Поиск по сайту

Найти на сайте: параметры поиска