Пасека-онлайн
Cайт 1568 любителей пчеловодства.
Присоединяйтесь к нам!!!
 Сегодня 11 декабря, воскресенье
 00:00:00
 Вы вошли на сайт, как Гость! Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь.

Путь к устойчивому пчеловодству. Часть 3

Увеличить шрифт: 13px | 14px | 18px
article1325.jpg
В последнем выпуске второй части статей этой серии мы завершили рассмотрение термических и гидрологических аспектов устойчивого пчеловодства, а также обсудили, как обеспечить создание управляемых естественных сот.  В этой части мы рассмотрим, как свести к минимуму стресс, испытываемый пчелами в связи с их потребностью в покое и питании. Оба этих фактора влияют на самочувствие семьи, что и является главной темой данной статьи.

Напомним: наша цель – пчеловодство, обеспечивающее достаточную экономическую выгоду для пчеловода при условии справедливого распределения запасов меда между ним и пчелами, которые оздоровляют нашу окружающую среду, принося таким образом пользу обществу. Если мы будем содержать пчел в условиях, максимально близких к естественным, то наши затраты будут минимальны, а устойчивость работы – максимальна.

Покой или беспокойство

Беспокойство вредно для пчелиных семей. Возможно, основным источником беспокойства служит сам пчеловод. Каждое открытие улья вынуждает пчел тратить дополнительную энергию на его восстановление – ремонт сломанных сот, восстановление теплового режима. Зимой клуб может затратить больше трех дней на возвращение к норме. Даже летом возвращение в исходное состояние после манипуляций с сотами может занять день.

Восстановительные работы ведутся пчелами за счет других видов их деятельности и, безусловно, приводят к дополнительным энергетическим затратам, снижая запасы меда. Беспокойство семьи, уже столкнувшейся с болезнями и вредителями, приведет к ее дополнительному ослаблению. Следовательно, в интересах пчел мы должны свести такие вмешательства к минимуму, в идеале – только один раз в год, во время сбора урожая. Вертикальная конструкция улья с верхней планкой, такая, как у Варра8, позволяет снизить частоту вмешательств, поскольку новые элементы добавляются только снизу, под выводковой камерой. В естественных условиях гнездо расширяется вбок и вниз, и соты могут достичь высоты 1.5 м. Добавление новых элементов снизу позволяет семье расширяться, не нарушая тепловой баланс гнезда, поскольку оно может подниматься вместе с крышей. Простой ручной подъемник позволяет сделать это одному оператору, не беспокоя пчел. Верхние емкости, заполненные медом, удаляются, если возможно, лишь один раз, в конце основного взятка.

Даже горизонтальная конструкция ульев с верхней планкой дает возможность манипуляций, не нарушающих тепловой режим гнезда, если производить их у задней стенки, т.е.  подальше от входа и верхних планок, которые смыкаются друг с другом, сохраняя тепло в гнезде.  Соты могут быть убраны или передвинуты назад для освобождения нового пространства.
Однако в ульях вертикальной конструкции нет возможности свести вмешательство к минимуму; причина тому – законодательное требование регулярного осмотра рамок с пчелиными сотами для борьбы с заболеваниями. Выдвижные рамки – сравнительно недавнее явление в истории пчеловодства. Не могло ли их появление стать причиной болезней и эпидемий? На этот вопрос можно будет ответить только после тщательно спланированных комплексных исследований во многих регионах.
Еще одна причина частого вмешательства в жизнь пчелиной семьи – контроль роения. Но пчеловодство, ориентированное на пчел, должно считаться и с пчелиными инстинктами. Инстинкт роения является, пожалуй, самым нежелательным из этих инстинктов, и мы используем все возможное для его подавления или контроля.
Безусловно, роение и наш контроль этого процесса могут отразиться на всех трех аспектах устойчивости:
экономическом, экологическом и социальном. Пчелиные рои могут быть причиной общественного беспокойства. Просто позволить пчелам улететь – не очень хорошая практика. Некоторые методики, позволяющие избегать частых открытий улья, включают в себя различного рода ловушки для роев, устанавливаемые на вход в улей.  Их недостатком является сравнительная трудоемкость. Другой вариант – отдельный улей с приманкой для роя (Рис. 13 и 14). Для эффективной работы они должны располагаться на видном месте в нескольких метрах над землей; иметь емкость около 40 литров; быть обжитыми пчелами; иметь вход около 12 кв. см. с южной стороны и располагаться в 300 м от родительской семьи. Если они будут регулярно проверяться, то нет необходимости тревожить сами ульи. Стремление к роению можно свести к минимуму, если заранее предоставить пчелам достаточно места для расплода. Это легко сделать описанным выше методом расширения гнезда, чтобы  присутствовал хотя бы один дополнительный элемент для расплода.  Нет необходимости в еженедельном осмотре сотов. Кроме всего прочего, частые осмотры могут сами по себе спровоцировать роение. Мы вернемся к проблеме роения в статье, посвященной вопросам селекции.

Пустой элемент в нижней части улья также позволяет свести к минимуму беспокойство пчел во время кормления. Контейнер с пищей может быть размещен на дне. Семья почти не заметит такого вмешательства.
Пчеловодам, привыкшим к частому осмотру ульев, вероятно, будет трудно перестроиться на методику невмешательства, о которой говорится здесь. В самом деле, даже после немногих лет работы с рамочными ульями такой подход вызывает затруднения. Итак, каковы альтернативы прямого осмотра? Во-первых, анализ истории данной пчелиной семьи: ее формирование, изменение веса; скорость роста; наличие роения и т.п. Во-вторых, учет условий окружающей среды: не была ли погода настолько плохой, что пчелы не создали запасов пищи и нуждаются в срочной подкормке? В третьих, наблюдения за активностью пчел на входе в улей. Сопоставима ли она с другими ульями на пасеке? Если нет, возможно, в этой семье что-то нарушилось. Соответствует ли норме доля пчел-фуражиров, возвращающихся с пыльцой? Если нет, возможно, причина в наличии матки. Ожидаете ли вы, что там появилась новая матка, или для роения прошло еще недостаточно времени? Много информации можно почерпнуть из наблюдений за активностью пчел у входа в улей. Пчелы ведут себя целенаправленно, или мечутся вокруг, как будто что-то потеряли? Есть отличная книга Сторча о поведении пчел у летка, ее стоит почитать29. В четвертых, состояние магазинов можно проверить, не раскрывая улей. Это можно сделать, просто приподняв одну сторону, или путем простого взвешивания.


В пятых, послушайте, как звучит семья, приложив ухо к стенке улья. Это нормальный звук хорошо работающей большой семьи, или он слишком слабый? Не слышно ли конфликтующих друг с другом маток? Если у вас есть основания беспокоиться по этому поводу, прислушайтесь к звуку в улье после резкого толчка. Это «шипение», которое длится секунды, или длительное ворчание? И, наконец, новички для приобретения опыта могут воспользоваться ульем с окошком в каждой секции, например таким, как модификация Frиrиs-Guillaume улья Варра. Использование такого улья не вписывается в концепцию устойчивого пчеловодства из-за сложности его изготовления и применения стекла.
Нам необходимо также рассмотреть возможные незапланированные вмешательства. Упомянем о них кратко, так как подробно они обычно рассматриваются в пособиях по пчеловодству. Вмешательства со стороны посторонних людей, а именно, хулиганство и воровство, безусловно, наносят ущерб устойчивому пчеловодству. По возможности мы стараемся защитить наши ульи от воздействия транспортных магистралей. Роджер Делон, владелец более 600 модифицированных ульев Варра в Вогезском регионе, держал их по четыре штуки под общими металлическими крышами, на бетонных блоках, врытых в землю, как якоря! 30 Эти дополнительные меры были, безусловно, необходимы, чтобы заниматься пчеловодством в данном населенном пункте. Однако такое пчеловодство вряд ли можно назвать устойчивым в полном смысле этого слова.
В некоторых районах есть риск серьезного повреждения семей, вплоть до полного их уничтожения, разными животными. Здесь необходимо полагаться на знания и опыт местных пчеловодов. Пчеловоды всегда стараются защитить свои ульи от подобной опасности. Легко установить защиту от крупного рогатого скота с ближайшей фермы. Однако список вредителей ульев, от которых защититься намного сложнее, практически бесконечен: насекомые (осы, мелкие жуки), грызуны (мыши), птицы (дятлы), крупные звери (медведи). Способы защиты включают в себя ловушки для насекомых, огораживание пасек, проволочные сетки на ульях, помещение ульев на платформы, куда можно забраться только по лестнице, размещение их на деревьях или в здании. Чем сложнее способ защиты, тем меньше устойчивость такого хозяйства. В итоге можно дойти до такой стадии, когда использование всяких дополнительных приспособлений делает хозяйство нерентабельным не только с экономической, но даже с экологической позиции. Интересно, что логотип «Пчелы для развития» (beesfordevelopment.org) – это улей с верхней планкой, размещенный на дереве. Что может быть проще?
Наконец, надо принять во внимание, что источником беспокойства для пчел могут быть посторонние вибрации. Проезжающие мимо грузовики и поезда сотрясают землю. Даже шум сильного дождя или града на плоской металлической крыше может потревожить семью. Зимой это может привести к ослаблению клуба и более интенсивному потреблению пищи в магазинах. Поэтому крыши рекомендуется делать покатыми и только из дерева.

Кормовая база и плотность пчелиных семей на местности.

Пчеловодам не нужно напоминать о том, что свои ульи они должны размещать там, где в пределах досягаемости пчел будет достаточно пыльцы и нектара в течение всего сезона сбора. Висчер и Сили установили, что медиана нагульного ареала пчел составляет 1.7 км, а 95% находятся в пределах 6 км. Отмечалась длительность фуражных полетов и до 14 км, но с увеличением дистанции снижается соотношение между выгодой и затратами. Время от времени подтверждается тот факт, что пчелы держатся в радиусе одной-двух миль от улья; эта информация может быть полезной при определении плотности расстановки ульев.
Доступность пищи в течение всего сезона во многом зависит от видового разнообразия растений и связанного с ним спектра времени цветения. Но в наших культурных ландшафтах количество и видовое разнообразие растений-медоносов неуклонно снижается в связи с использованием гербицидов, окашиванием обочин и стрижкой живых изгородей. Можно ожидать, что это повлияет на пчел, а также на другие виды, зависящие от цветущих растений. В моей местности, где преобладают пастбища, пчелы имеют в распоряжении обширные посадки клевера. Конечно, поля засеиваются смесью различных видов клевера, но местные фермеры, в своей битве за урожай, умудряются убрать свои посадки в одно и то же время.
Разумеется, пчелам необходимо достаточное количество нектара и пыльцы, при этом урожай меда может составить не менее 25 кг за сезон. Менее очевидным является тот факт, что для здоровья пчелы нуждаются в разнообразной пыльце и, возможно, нектаре. Пыльца различных растений сильно различается по качеству; особенно это касается аминокислотного состава ее основного питательного вещества – белка. Пыльца различается по способности обеспечивать естественную защиту от грибов и бактерий, по антибиотическим свойствам, некоторым жирным кислотам. Низкое разнообразие пыльцы приводит к ослаблению противомикробной защиты пчелиной семьи, делает ее более восприимчивой к болезням. Баланс пыльцы разных растений позволяет одной пыльце восполнить недостатки другой, например, малое количество белка или жира, или слишком высокое содержание минеральных солей. Безусловно, медоносные пчелы учитывают эти различия во время сбора, выравнивая их путем разнообразия собранной пыльцы.
Обычно пчеловоды не имеют возможности компенсировать бедное видовое разнообразие и/или низкую численность растений-медоносов, поскольку не могут распоряжаться на больших земельных площадях. Однако некоторое влияние мы оказать можем путем посадки подходящих травянистых растений, кустарников и деревьев; лоббированием сельхозпроизводителей, давая гарантию сбыта продукции только тем хозяйствам, где поддерживается биоразнообразие. Мы могли бы поощрять землевладельцев, находящихся по соседству с нами, за соответствующее нашим интересам ведение хозяйства, снабжая их медом с нашей пасеки. Сосед одной из моих пасек восхищен обилием пчел на своих посадках декоративного вереска. Настало время поднять уровень осведомленности общества о потребностях пчеловодства в растениях-медоносах, тем более что проблема медоносных пчел часто поднимается в СМИ.
Сколько ульев может содержать одна пасека? Их избыточное количество по отношению к кормовым ресурсам создает риск стресса пчел, что может отразиться на их здоровье. Это положение может усугубиться конкуренцией со стороны диких пчел. Максимальная плотность семей диких пчел при отсутствии домашних может составлять от 7 до 12 семей на км2, хотя при обилии пыльцы и нектара эти значения могли бы быть и выше. Эти низкие цифры определяются другими факторами, снижающими плотность диких пчел, в основном, болезнями и инвазиями, связанными с миграцией. По данным Сили, при плотности лесных пчел в одну семью на километр пчелы приспособились к сосуществованию с варратозными клещами. Пожалуй, лишь немногие пчеловоды согласятся на такую низкую плотность посадки, следовательно, надо искать компромисс. Точное определение, сколько ульев можно установить на данной площади, для большинства пчеловодов является субъективной процедурой, связанной с объемом и качеством кормовых ресурсов, а также с конкуренцией со стороны соседних семей. В этой связи для принятия решения очень полезен опыт предыдущих пчеловодов. Необходимо избежать чрезмерной загущенности, поскольку в любой отрасли животноводства скорость распространения заболевания напрямую связана с плотностью поголовья.
Мы призываем к поддержке пчеловодства низкой интенсивности, что позволяет увеличить численность мелких пчеловодческих хозяйств за счет использования наиболее простого оборудования и редкого вмешательства в жизнь улья. «Чем меньше, тем лучше». Ульи верхней планкой, особенно конструкции Варра, дают такую возможность.

Подкормка
Допускается ли подкармливание пчел в устойчивом пчеловодстве? В идеале – нет. Пчелы должны кормить нас, а не мы их. Привычный нам подкорм не является идеальным вариантом. Однако он необходим в аварийных ситуациях, если семья попала в тяжелое положение не по собственной вине, т.е. не по причине генетической ослабленности или плохой матки. Это может случиться в результате продолжительного периода плохой погоды, или после каких-либо действий пчеловода, например, искусственного роения для увеличения количества семей. В этих случаях мы имеем полное право на подкормку.
Нет необходимости регулярно подкармливать пчел, если оставлять им достаточно меда. Варр установил, что для зимовки его ульев в магазинах должно остаться 12 кг меда, в то время как ульи Дадана требуют 18 кг. Эти наблюдения были подтверждены и другими. Такая разница зимних запасов объясняется во многом лучшими теплоизоляционными характеристиками ульев Варра.
Источником бесконечных споров среди пчеловодов является вопрос, чем кормить пчел. По принципам устойчивого пчеловодства их нельзя кормить сахаром или кукурузным сиропом – это, как правило, продукты интенсивного монокультурного хозяйства, произведенные с применением химических веществ и перевезенные на дальние расстояния. Затраченная энергия, загрязнение и деградация окружающей среды в результате их производства делают недопустимым их применение. Обычно кормление сахаром требует закупки дополнительного оборудования, подготовку сиропа, его распределение и последующую чистку – все это создает дополнительные сложности, и увеличивает расходы. Если сахар все же используется, это должен быть «золотой стандарт», кристаллический сахар с сертификатом органического производства. Выбор между свекловичным и тростниковым сахаром связан с экологическим, социальным и экономическим аспектами. Необходимо учесть транспортные затраты, условия производства и торговли.
Если не использовать сахар, то в качестве возможного источника жизненной энергии остается только мед. Мед – естественный источник. В процессе устойчивого пчеловодства необходимое количество меда в сотах, или доставляют его в улей при необходимости экстренного подкорма. Анализ жизненного цикла показал, что, по сравнению с сахаром, мед – более устойчивый и этический продукт. Компромиссом является кормление смесью сахара и меда, куда, согласно требованиям пчеловодства Деметер, добавляется ромашковый чай и крупица соли.
Однако имеются два аргумента против подкорма пчел медом. Первый заключается в том, что используемый в этих целях мед, даже с той же самой пасеки, может содержать споры гнильца, что будет способствовать распространению инфекции. Этот аргумент основывается на «микробной» теории болезней, т.е. на том, что причиной заболевания являются микроорганизмы. Существует другое мнение, согласно которому мы сами создаем условия, способствующие болезни – частые осмотры улья и другие стрессы – в результате чего микроорганизмы, всегда имеющиеся в любой семье в небольших количествах, начинают интенсивно размножаться. Микроорганизмы обнаруживают свое присутствие в виде симптомов болезни, в то время как раньше их можно было найти только ультра-чувствительными методами. Устойчивое пчеловодство дает возможность создать пчелам такие условия, в которых они могут справиться с патогенными микроорганизмами сами, используя свою собственную защиту.
Итак, первый аргумент против кормления пчел медом – гнилец. Самозащиты семьи может оказаться недостаточно для борьбы с его спорами, тем более, что семья, требующая искусственного подкорма, скорее всего, уже ослаблена. Гнильца можно рассматривать как естественный путь отсева ослабленных семей.
Другой аргумент состоит в том, что, как было установлено, сахар, по сравнению с медом, дает семье больше шансов выжить в течение долгой северной зимы, особенно там, где мед в магазинах имеет сравнительно высокий рН, зольность и содержание протеинов. Но это на самом деле зависит от того, насколько пчелы адаптированы к местной кормовой базе. Например, пчелам, привезенным из южных районов, для зимовки вполне может потребоваться пища, также импортируемая с юга, включая тот же сахар.
Сходные аргументы применимы и к выбору между кормлением пыльцой или ее заменителями. Если количество и разнообразие пыльцы низкие, встает вопрос, пригоден ли данный район для ведения устойчивого пчеловодства.
Если пчеловодство ведется с опорой только на естественные нектар и пыльцу, пчелы найдут себе пищу на обочинах дорог, в садах и на деревьях, нуждающихся в опылении. Не требуется никаких дополнительных затрат для производства продуктов питания для пчел.
Среди химикатов, попадающих в улей, преобладают те, которые используются для борьбы с варратозными клещами. В какой степени мы можем обойтись без них? Об одном из возможных подходов – использовании вощины с более мелкими ячейками – упоминалось в Части 2, но в устойчивом пчеловодстве вощина не используется. Численность клещей можно сдерживать с помощью опыления пчел сахарной пудрой, но это необходимо делать регулярно, открывая гнездо, а такого вмешательства, по возможности, лучше избегать. Некоторые семьи, содержащиеся на рамках без мелкоячеистой вощины, выживают без химического вмешательства, но это пока скорее исключение, чем правило. В тех районах, куда проник варратозный клещ, дикие популяции пчел восстановились или восстанавливаются. Это происходит вследствие снижения вирулентности клеща в процессе его ко-эволюции с пчелами. Другой фактор, способствующий восстановлению циклов расплода диких пчел – естественные роения. Это дает ключ к контролю над варратозом в устойчивом пчеловодстве. Французские пчеловоды обнаружили, что хорошие результаты даёт искусственное роение. В теплую, устойчивую погоду, по время пики сбора урожая все пчелы переводятся в новый улей. Расплод остается на месте старого улья, а новая семья переносится на другую пасеку, за пределами дальности перелета пчелы. Вернувшиеся лётные пчелы продолжают ухаживать за расплодом и выращивают новую матку. Яйца не откладываются и следовательно, воспроизводство варратозных клещей прерывается в обоих ульях.
Разумеется, в долгосрочной перспективе необходимо делать ставку на взаимную адаптацию пчел и клещей. В некоторых странах пчеловоды пошли по этому пути, но потери семей, которые происходят у них, не для всех приемлемы. Но даже с учетом этих потерь я полагаю, что это – единственно верное решение проблемы варратозных клещей.
Если найдет воплощение идея разведения толерантных штаммов варратозных клещей, то проблема будет сведена к поддержанию чистоты этой породы.
Если химикаты приходится использовать только для поддержания жизнеспособности семей, в то время как возможно ко-адаптация, следовательно, это должно быть частью комплексной борьбы с вредителями, т.е. все тяготы лечения только в случае крайней необходимости и в наиболее подходящее время. При этом предпочтительнее использовать органические кислоты, как вещества с наиболее низким уровнем продуктов распада, что подтверждено документально. Менее приемлемы эфирные масла, такие как тимол, из-за их растворимости в воске. Однако любое подобное вмешательство только отдаляет наступление ко-адаптации.
Пчеловоды Европы еще не сталкивались с проблемой мелких ульевых жуков. Похоже, что сильные семьи, живущие в ульях без щелей, где жуки могут спрятаться, способны справиться с этой проблемой. Для этого хорошо подходят ульи с верхней планкой, на которой естественным путем выстраиваются соты.


И если заболевание все же проявляется, и требуется выбраковка, для снижения потерь можно прибегнуть к искусственному роению, переселив рой в новый улей. В тех крайних случаях, когда требуется выбраковка и сжигание, экономические потери от уничтожения улья с верхней планкой значительно ниже, чем рамочного улья. В любом случае, мы не оставляем больные семьи, поддерживаемые с помощью антибиотиков.

Похожие статьи:

В Части 1 этой серии мы рассмотрели три составные части любого...
Когда меня попросили написать статью на эту тему, я стал искать исчерпывающие, четкие и конкретные...

Рейтинг: 0 Голосов: 0 949 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

X

Поиск по сайту