Пасека-онлайн
Cайт 1570 любителей пчеловодства.
Присоединяйтесь к нам!!!
 Сегодня 04 декабря, воскресенье
 00:00:00

Добыча мёда в таёжных районах безгранична

Увеличить шрифт: 13px | 14px | 18px
article1389.jpg
На фото пчела на дягеле Сибирском
Пчеловодство восточных районов нашей страны привлекает к себе все больше и больше внимания. Интерес этот не случаен. Возможности добычи меда в таежных и горно-таежных районах Сибири, Алтая, Восточного Казахстана и Дальнего Востока практически безграничны. Правда, далеко не всегда легко и просто пробиться сквозь непроходимые таежные дебри туда, где рядом с гигантскими растениями дягиля простираются заросли кипрея, акации, малины и множества других отличных медоносов. Нередко трактор ДТ-54 оказывается бессильным в единоборстве с таежной дорогой и лишь С-80 или С-100 справляется с бесконечными препятствиями на пути к далекой пасеке.

Но, несмотря на известные трудности, вряд ли можно сомневаться в том, что будущее — за сибирским пчеловодством, Такая точка зрения, разумеется, совсем не означает, что пчеловодство европейской части СССР не имеет перспектив для дальнейшего развития. Однако при прочих равных условиях у пчеловодов Востока возможностей для подъема и развития отрасли значительно больше. Организация новых крупных специализированных пчеловодных   хозяйств в этих   районах — лишь начало большой и важной работы по использованию «медовой целины».

Но возникают новые задачи — возникают и новые вопросы. И та из них, которые еще вчера казались далекими и не очень важными, сегодня становятся настолько актуальными, что не решать их нельзя.

Вот, к примеру, некоторые из них, ответ на которые нужно дать в самое ближайшее время.

Как быстрее и эффективнее освоить «медовые залежи»?
Какой тип пчеловодного хозяйства наиболее полно и выгодно позволит использовать таежные запасы нектара?
Каких пчел целесообразнее иметь на пасеках Сибири — среднерусских, кавказских или дальневосточных?
Каким путем при наименьших затратах получить наивысшую прибыль?
Во всех ли случаях экономически целесообразно пакетное пчеловодство в Сибири? И каким оно должно быть?

Эти и многие другие вопросы ждут своего разрешения, и хотя на пути к нему уже сделаны первые шаги, нужны еще большие общие усилия ученых и практиков, чтобы ответы были ясными, полноценными и безошибочными.

Но вот, как ни странно, на всей огромной территории за Уральскими горами всего лишь две опытные станции ведут исследования по пчеловодству — Казахская и Приморская, В сердце Сибири только в составе Кемеровской сельскохозяйственной опытной станции работает отдел пчеловодства да на Новосибирской плодово-ягодной станции имени И. В. Мичурина существует отдел пчеловодства, состоящий из одного сотрудника. Если рассчитывать, что восточное пчеловодство в ближайшее время должно будет играть важнейшую роль в медовом балансе страны, то не стоит ли своевременно задуматься и о более широком изучении всех вопросов «медовой целины» и не только за счет «командированных центральных» научных сил, но и силами сотрудников двух-трех новых пчеловодных станций, а может быть, и Сибирского научно-исследовательского института пчеловодства.

Однако прежде чем говорить о будущем, полезно ознакомиться с настоящим, поинтересоваться, чем занимаются и над какими вопросами сейчас работают научные работники опытных учреждений по пчеловодству, расположенных восточнее Урала.

В июле 1964 года мне довелось побывать на Кемеровской сельскохозяйственной опытной станции, в которой есть и отдел пчеловодства. Он состоит из четырех человек. Это весь его научный штат. На четырех пасеках станции около 400 пчелиных семей. Отдел пчеловодства, как, впрочем, и вся станция, — хозрасчетная единица. Это значит, что заработная плата научным сотрудникам выплачивается за счет доходов, которые поступают в хозяйство за реализованную пчеловодную продукцию. В других случаях оплата работы сотрудников производится за выполнение договорных тем. Исходя из этого здесь ставят и решают задачи, имеющие, главным образом, производственное значение и связанные с экономикой пасек и в том числе пасек опытной станции.

До 1961 года Кемеровская сельскохозяйственная опытная станция, располагавшаяся тогда вблизи города Ленинска-Кузнецкого,   имела 9 высокопродуктивных пасек, работа на которых велась по разработанной отделом пчеловодства системе ухода за пчелами.

Пчеловоды станции ежегодно сдавали на склад 200 центнеров товарного меда. В 1961 году в связи с переводом станции на новое место пасеки были переданы в другие хозяйства, а вместо них приняты 2 пасеки (174 семьи), принадлежавшие совхозу ««Новостройка». Все семьи на этих пасеках были поражены нозематозом, в результате в благоприятном по медосбору 1961 году было получено от всех семей всего лишь 700 килограммов меда.

В засушливом 1962 году пчеловодам станции удалось получить и сдать на склад 1750 килограммов меда, а в еще более засушливом 1963 году — 1600 килограммов товарного меда. За эти три года был ликвидирован нозематоз и налажена племенная работа.

В основе рекомендуемых отделом пчеловодства мер по развитию пчеловодства в области лежит система ухода за пчелами, получившая название «кемеровской». Комплекс приемов, составляющих эту систему, в условиях Кемеровской области дает отличные результаты. Решением Кемеровского областного исполнительного комитета кемеровская система пчеловодства рекомендована для внедрения на пасеках области. Стоит отметить, что как раз те пчеловоды, которые применяют ее на практике, получают самые высокие медосборы в области. Они производят ежегодно от 2,5 до 6,5 тонны товарного меда на одного работающего на пасеке.

Из 85 человек, окончивших курсы зимой 1962 и 1963 гг., более 30 пчеловодов получили звание лучшего пчеловода области. Всего за последние три года отдел подготовил для пасек Кемеровской области 117 пчеловодов.

Нехватка пчеловодов

На Кемеровщине много богатых по медосбору мест, и пчеловодство могло бы развиваться весьма стремительно. Однако на его пути встречаются препятствия. Первое препятствие — нехватка кадров. Кроме небольших курсов, работающих при Кемеровской опытной станции, подготовкой пчеловодов занимается Кузедеевская двухлетняя школа пчеловодства. Два года обучения — срок немалый, и за это время можно подготовить хороших пчеловодов, но, оказывается, из окончивших Кузедеевскую школу в дальнейшем лишь немногие работают на пасеках, и начавшие работать по специальности в дальнейшем нередко переучиваются на курсах и семинарах отдела пчеловодства. В чем тут дело? В неумении школы заинтересовать слушателей или в случайном подборе и зачислении в школу тех, кому все равно, где и чему учиться? А может быть, дело в том, что школа готовит пчеловодов для Сибири по программам и учебникам, составленным для пчеловодов европейской части СССР, природные условия которой весьма значительно отличаются от сибирских? А если условия другие, то и многие методы, работы с пчелами тоже не могут не быть иными.

Как бы там ни было, Кузедеевская школа должна готовить хороших пчеловодов и, конечно, сокращение отведенных для занятий по пчеловодству часов, которое в последнее время почему-то было сделано, вряд ли принесет пользу.

Проблема с инвентарем

Второе препятствие на пути Кемеровского пчеловодства—недостаток ульев и плохие ульи.

Что хуже — сказать трудно. Плохо, когда нет новых ульев или их мало, плохо когда они все же есть, но качество их далеко не удовлетворительное. Что можно сказать, например, о продукции предприятия, если части ульев не подходят друг к другу, не взаимозаменяемы и нуждаются в каких-то доделках и переделках? Как раз такие многокорпусные ульи, выкрашенные к тому же в мрачный коричневый цвет, лишний раз свидетельствующий о безразличном отношении к выпускаемой продукции, предлагает пасекам Кемеровщины областная лесоперевалочная база, производящая этот коричневый брак.

Кемеровская технология пчеловождения

Однако если вопросы о подготовке кадров и недостатке ульев ясны и бесспорны и нужно лишь принять действенные меры для исправления положения, то этого никак нельзя сказать, например, о методах разведения пчел или приемах ухода за ними. Давно ли, например, считалось недопустимым расширять пчелиное гнездо сразу более чем двумя-тремя рамками искусственной вощины из-за опасения переохладить гнездо? Система многокорпусного содержания пчел не признает такой рекомендации — принцип работы целыми корпусами предусматривает расширение гнезда сразу десятком рамок с сушью и искусственной вощиной.

Но пока далеко еще не на всех пасеках водят пчел в многокорпусных ульях. А как быть там, где по-прежнему в употреблении «даданы»? На пасеках отдела пчеловодства Кемеровской станции и на корпус «дадана» не боятся сразу ставить гнездовой корпус с двенадцатью рамками, из которых с искусственной вощиной 6—7. На самые сильные семьи дают второй корпус с 2 рамками суши и 10 рамками искусственной вощины. Спустя некоторое время, когда пчелы освоят второй корпус, вразрез между корпусами ставят магазин с 12 рамками искусственной вощины.

Что дает такой прием? Прежде всего, это большая экономия времени. Во-вторых, на редкость доброкачественные соты. В-третьих, постоянная загруженность пчел строительством, а значит, и безграничная возможность роста семьи.

А опасность переохлаждения гнезда и расплода в суровых сибирских условиях? Или такой опасности не существует? Да, для сильных семей, утверждает отдел пчеловодства, такой опасности, да еще к тому же летом, нет.

Семьи же на пасеках станции очень сильные, и, что самое интересное и замечательное — равные по силе, хотя их здесь никогда не уравнивают, так как считают этот прием препятствием для выявления лучших семей. В середине июля 1964 года семьи отличались друг от друга по занимаемому объему самое большее на магазинный корпус и находились в 2,5—3 гнездовых корпусах улья Дадана.

Состав пчелиных семей на пасеках отдела улучшают путем выбраковки а конце сезона низкопродуктивных семей, а пополнение производят за счет деления пополам лучших семей, а иногда и за счет семей роившихся, но собравших много меда.

Медоносная база

В сфере внимания отдела пчеловодства находится и вопрос о кормовой базе пасек, расположенных в степной и лесостепной зонах области. За последние 8 лет здесь испытано более 40 видов медоносных растений. Наиболее медоносными оказались белый и желтый донники, фацелия, шалфей кольчатый, дягиль и синяк, для которых почти в каждом хозяйстве можно найти несколько гектаров неудобных или непригодных для полеводства участков земли — по оврагам, косогорам, солонцам и болотам. Говоря о фацелии, мы вспомнили статью Н. А, Токаря (журнал «Пчеловодство» № 3, 1964) о том, что на Украине, и в частности на Житомирщине, она не обеспечивает пчел нектаром в более или менее значительных количествах. А как чувствует себя фацелия в Кемеровской области?

На расположенной неподалеку от города Ленинска-Кузнецкого пасеке опытной станции единственным источником взятка в июле этого года были 13 гектаров фацелии. Вот показания контрольного улья, с которыми нас познакомил молодой пчеловод В. И. Нежданов: 19 июля — 8 кг, 20 — 6 кг, 21—7 кг, 22 —8 кг, 23 — 8 кг, 24 июля — 8 кг. Такой же медосбор продолжался и далее в течение нескольких дней. На этой пасеке к 25 июля от 85 семей было сдано на склад более 1700 килограммов меда с фацелии. При этом взяток еще продолжался, и в ульях оставалось по 40—50 килограммов меда. Всего же на этой пасеке за счет фацелии было откачано около 4 тонн меда.

Пчеловодство восточных районов имеет в своем распоряжении огромные массивы хорошей кормовой базы и может стать одной из самых рентабельных отраслей сельского хозяйства. Однако для этого нужно в первую очередь решить ряд организационных вопросов, к которым следует отнести проблему производства хороших и дешевых ульев, пчеловодного инвентаря, пригодного для работы на промышленной, а не на любительской пасеке, и, конечно, проблему пчеловодных кадров. Когда-то пчеловодство считалось занятием людей преклонного возраста. В наши дни работа на промышленной пасеке в большинстве случаев им уже не под силу. Значит, на пасеках должны работать молодежь и люди средних лет. Чтобы привлечь их на таежные пасеки, нужно создать там хорошие условия труда и быта, а сделать это можно только путем организации специализированных пчеловодных хозяйств или отделений  совхозов.

Пчеловодство восточных районов страны все больше и больше привлекает к себе внимание, и новые задачи встают перед нами. Решить эти задачи в возможно более короткий срок — общее дело всех пчеловодов: и практиков, и научных работников.

Автор: В. Губин

Источник: ж-л «Пчеловодство» №11, 1964 год

Похожие статьи:

С пчелами я знаком с 1936 г. А с 1946 г. после окончания курсов пчеловодов стал самостоятельно...
Примерно в то же время подобные курсы открыты были в Рогозихе и Маслянине Барнаульского уезда...
 Посещая разные сайты в интернете случайно наткнулся на один форум на котором обсуждали причины и...

Рейтинг: 0 Голосов: 0 430 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!