Пасека-онлайн
Cайт 1572 любителей пчеловодства.
Присоединяйтесь к нам!!!


 

Первым делом-пчёлы,а комерция потом...

article1613.jpg
 1. Переступая черту сплошного двухметрового забора, которым обнесена пасека А. Н. Морозкова, мы догадываемся, что за ним – чистота и порядок. Как в жизни. А в жизни Александр Николаевич – аккуратист, в пасечный домик, временный свой приют, не зайдет, не сняв обуви. Пасека, недавно переселившаяся в Грязовецкий район, уже зарегистрирована, ветеринарные исследования проведены, пчелиные домики выстроены ровными рядами на тщательно выкошенном лугу.

  – Под ульями не должно быть травы, – заметив наше восхищение, поясняет пчеловод. По его мнению, высокие подставки под ульями и чистота на пасеке – самый простой способ защитить пчел от муравьев и уховерток.

    Полистирольные ульи на пасеке А. Н. Морозкова соседствуют с деревянными.

    – У меня порядка 20 полистирольных ульев, – продолжает на ходу знакомить с пасекой А. Н. Морозков. – Но в 2015 году, когда начал расширять пасеку, понял, что мне не хватит ни корпусов, ни магазинов. Пришлось часть пасеки занять 12­-рамочными деревянными ульями. Хотелось купить заводские, ярославские полистирольные ульи, но пока обхожусь своими, самодельными. Если все получится, как задумано, закуплю ульи настоящие, заводского изготовления. Мне эти ульи нравятся. Во-­первых, заносить в зимовник легче. Во-­вторых, в них тепло весной. Второй год в нашей местности холодина в мае, у многих пчеловодов – проблемы: семьи не развиваются, расплод замерзает. В полистирольных ульях, замечаю, семьи не останавливают своего развития, ни одна рамка с расплодом не погибла.

    У Александра Николаевича, как у каждого пчеловода, есть любимые приспособления для работы, в том числе для поимки роев.

  – Вон в тех кустиках у меня два привоя – холстики, скрученные конусом. Когда рой прививается, я беру мешок, который тут, «в подсобке», висит, стряхиваю пчел в мешок и несу в зимовник. Обхожусь без всяких роевен. Удобно.


2.
По большому счету, различаются пчеловоды не по количеству и типу тех или иных приспособлений, а по отношению к роению. Одни пчеловоды признают стихийное роение единственным способом размножения пчелиных семей, а другие с успехом используют более современные способы увеличения числа пчелиных семей на пасеке. Вторых, «продвинутых», пчеловодов гораздо меньше, потому что эта работа требует определенных условий, знаний и опыта.

  Минувшее лето стало настоящим бедствием для пчеловодов района – пчелиные семьи, лишенные возможности показать себя на медосборе, без конца роились, и даже опытные пчеловоды затруднялись в выборе эффективных мер против роения. К моменту нашей встречи в начале июля А. Н. Морозков тоже был обеспокоен поступающей от коллег информацией. И сам к тому времени снял несколько роев.

    – Вообще-­то мы не стремимся к пополнению пасеки за счет естественного роения. Но нет-­нет да рой и вылетит…

  «Мы» – это братья Морозковы, оба пчеловоды. У младшего брата Евгения Николаевича пасека тоже находится в Грязовецком районе. Братья часто общаются, обмениваются мнениями и помогают друг другу.

  – Придерживаемся метода В. Г. Кашковского. Это новосибирский ученый, пчеловод. Некоторые пчеловоды говорят: «Вот мой метод». Какой «мой»! Все методы управления пчеловодством давно определены, надо лишь выбрать приемлемый для себя вариант! Так вот, по методу Кашковского я делаю отводки на старую пчелиную матку. Многие делают на новую матку. А я считаю, что на старую матку лучше делать отводок.

    Председатель районного общества пчеловодов В. С. Иванов с интересом слушает рассуждения А. Н. Морозкова.

  –   Семья с молодой маткой, как правило, не роится, – включается он в разговор. – За исключением каких­-то непредвиденных обстоятельств, как летом 2015 года. Погоды нет, проконтролировать роение невозможно. Не знаешь ведь, какой процесс в улье идет.

    А вот это не совсем так. Александр Николаевич следит за процессами, происходящими в ульях.

  – Во многих книгах и журналах пишут, что к пчелам лишний раз ходить не надо. Так и говорят: достаточно сходить к пчелам два­-три раза, ну, пусть пять раз. По­моему, этого абсолютно недостаточно...

    – Неужели каждую неделю ульи смотрите?

    – Даже чаще. Если не перебрать, то хотя бы взглянуть надо, что делается в улье.

    С полки в доме извлекается рабочая тетрадь пчеловода.

  – У меня сейчас 30 семей. Все ульи пронумерованы, о каждой семье есть информация в тетрадке, и с каждой необходимо поработать. Вот смотрите. Апрель. Смотрю семью. Она хорошо развивается, добавляю свободные соты, ставлю второй корпус. 6 июня делаю отводок на старую матку. 18 числа смотрю – матка вышла. И тут же помечаю – матка не поет. Нашел я ее, осмотрел, не поет…

    Ну и дела. Пчелы еще и поют!

  – Пи-­и, пи--и, – вот так матка поет. Особенно хорошо ее слышно в полистирольных ульях…

    Не все пчеловоды знают про «пение маток». А, может быть, просто не верят в это. Но вот в книге «Пчеловодство», Москва, 2005, читаю: «Первая матка, вышедшая из маточника, ходит по сотам гнезда, издавая периодически тонкие протяжные звуки. Матки, оставшиеся в маточниках, отвечают ей…». А тут еще и по телевидению показали сюжет, как с помощью «подслушивающих» датчиков записали звуки, которые издает пчелиная матка. Но это какой же надо иметь слух, чтобы «невооруженным» ухом уловить пчелиное «пение»!

    – Маточники все разгрызены, – Александр Николаевич продолжает извлекать информацию из тетрадки. – Это означает, что матка вышла, пчелы ее приняли, они будут ее воспитывать, то есть все нормально. 31­-го осмотрел, матка еще не облетелась. Смотрю через 5­6 дней. Места в рамках для расплода мало, все соты пчелы заносили медом. В тетради помечаю: надо менять рамки. Седьмого числа смотрю, расплода нет и матки нет. Скорей всего, матка потерялась при облете. Семья большая, в двух корпусах, что дальше­то делать? Я сделал восьмирамочный отводок. Весь улей перебрал. Снова семью подсоединил к своей родной матке. Пчелы сохранились, в семье все нормально. А если бы не посмотреть вовремя и так оставить?

    Александр Николаевич говорит, вроде, спокойно, но «производственный сюжет» в его пересказе так захватывает, будто речь идет о детективной истории.

    – Еще бы дней 15 подождать, и улей был бы пустой. А потом какой-­нибудь любитель­-пчеловод сказал бы: «Слет!». Какой слет – смотреть семьи надо и знать жизнь пчелы. Не приблизительно представлять, а точно знать процесс развития рабочей пчелы и особенно – пчелиной матки, и не забывать контролировать этот процесс, вплоть до начала откладки маткой яиц.


3.


  А. Н. Морозков вышел на пенсию в 48 лет и другой работы не искал. Решение завести пчел пришло как-­то само собой. Подсознательно это желание жило давно. Братья Морозковы к природе, к лесу были привязаны с детства. А там, в кич-­городецком лесу, нередки были встречи с дикими пчелами. Вкус меда из гнезда-­дуплянки братья знали хорошо. И вот, когда желание совпало с возможностями, пошел А. Н. Морозков к односельчанину. Посмотрел, как работает с пчелами А. П. Завьялов, зиму читал, изучал литературу, а потом приобрел две пчелиные семьи и стал работать.

    Успешному вхождению «в профессию», как ни странно, помогли навыки, полученные в институте совсем другого профиля.

  – Нам же не просто давали знания, но и учили добывать информацию, думать и анализировать, – А. Н. Морозков с благодарностью вспоминает годы студенчества. – Вот я и изучал. Проштудировал старые журналы, сохранившиеся у знакомого пчеловода. Стал выписывать современные издания, сравнивал информацию и анализировал результаты. В нашем деле учиться надо постоянно. Это обязательно…

  Незаметно пролетели 17 лет. На районных конкурсах пчеловодного мастерства А. Н. Морозков неоднократно побеждал в номинации «Лучший знаток пчел», поднимался на пьедестал почета победителей соревнований. Его приглашают для консультаций на другие пасеки, начинающие пчеловоды обращаются за советом во время районных конкурсов пчеловодного мастерства, звонят по телефону. О своем опыте отыскивания пчелиной матки в улье Александр Николаевич рассказывал коллегам на страницах газеты «Маяк», проводил мастер-­класс во время районного конкурса пчеловодного мастерства.

    – Александр Николаевич, если говорить о мастерстве пчеловода, то в чем оно?

  – Основу основ пчеловодства – периоды развития  пчелы, трутня, матки – надо знать как «Отче наш». Понимая этот процесс, пчеловод будет в соответствии с природой пчелы строить свою деятельность. И никакие коммерческие интересы не могут быть выше интересов пчелиной семьи. 

    В дождливые дни июля А. Н. Морозкову стали звонить коллеги. Что делать­-то? В магазинах пусто и в гнездах пусто. А все дело в том, что многие пчеловоды, обрадованные хорошим весенним взятком, рано откачали мед на продажу и оставили пчел без корма в безвзяточный период. А. Н. Морозков не приемлет новомодной практики.

    – У пчел всегда должен быть запас меда в необходимом количестве. Чтобы не попасть впросак, никогда не откачиваю мед весной. Пусть он выстоится в ульях, созреет. Вот тогда я буду спокоен за качество меда, и пчелы, в случае каких-­то непредвиденных обстоятельств, не останутся без корма.




4.


    В речи Александра Николаевича то и дело проскальзывает слово «обязательно». Обязательно регулярно смотреть ульи, знать биологическое состояние пчелосемей, обязательно делать отводки, иметь нуклеусное хозяйство… И еще много чего «обязательно»…

    – Так это система Кашковского и есть, – А. Н. Морозков на практике оценил предложенный ученым метод хозяйствования на пасеке. – Да, надо регулярно смотреть ульи и каждый свой шаг соотносить с биологическим состоянием семьи. Да, само поведение пчелы может подсказать пчеловоду, что делать сегодня, а что не делать.

  За лето 2014 года 21 пчелиная семья на пасеке А. Н. Морозкова дала 810 литров товарного меда. А семьи с молодыми племенными матками наносили по три магазина меда.

  Для любопытных гостей Александр Николаевич снимает крышу с улья. А там – море жужжащих пчел. В. С. Иванов не удерживается от комментария:

    – Вот это семья! От нее можно ждать меда. Она действительно наносит…

  Рядом – такие же сильные семьи. Владимир Сергеевич пытается поднять один из ульев. Да где там! Хозяин останавливает тщетные попытки.

    – Улей­-то с медом. Когда семьи хорошие, небольшой дождик их не останавливает. Русская пчела очень активно работает, если есть взяток свыше полутора­-двух килограммов в день. Тогда она ничего другого не замечает, к ней можно «подойти, поговорить». В другое время к ней не подходи, не допустит – как до взятка, так и после взятка. «Карпатки» же работают, начиная с полукилограмма взятка в день. И лет они начинают при более низкой температуре, чем русские пчелы.


5.


    Дождик продолжает накрапывать, но мы не уходим с пасеки.

  – Большая часть ульев у меня сформирована для медосбора, – показывает свое хозяйство А. Н. Морозков. – Два корпуса, в основном. Вот эти нуклеусы – со старыми матками. Это отводки бывшие. Через некоторое время – нет медосбора­то сейчас, я их всех соединю с основными семьями. И будут семьи сильные. В улье с надставками – «карпатки» этого года, я их уже соединил, усилил. Вот они какие – два корпуса и два магазина. Во всех этих ульях молодые матки.

    Воспитанием пчелиных маток пчеловод занимается самостоятельно.

  – Ученые рекомендуют на каждый второй улей иметь молодую матку в запасе. Я этой рекомендации следую давно. Не всегда, правда, получалось, но со временем дело пошло. Я теперь спокоен: у меня всегда есть запасные матки. К первой декаде июля они уже с тремя-четырьмя рамками расплода. Если что­то случилось, как с упоминавшейся уже семьей, я возьму маточку, подсоединю – и все дела. Выручу маточкой коллегу, если тому потребуется помощь. И июле, например, брат приезжал – пять штук взял. Все нормально…




6.


  От этого «нормально» у непосвященного человека голова кругом идет. Пасечнику столько всего надо знать и уметь! Весь летний сезон пчеловод живет в напряжении, в жестком графике. Но чем дольше слушаю я Александра Николаевича, тем больше убеждаюсь, что человеку увлеченному эта нелегкая, кропотливая работа не в тягость. Для таких людей важен сам процесс достижения цели.

    Интересно, а что самое приятное в работе пчеловода?

  – Приятнее всего, когда шумит медогонка, – немедленно откликается гость.

  Хозяин, Александр Николаевич, не спешит с ответом.

  – Самое приятное? Это когда получаешь удовлетворение от того, что все семьи сохранились, и все пчелы хорошо работают.

  К сожалению, в сельском хозяйстве «все нормально» в процессе работы не означает столь же «нормальный» результат. Именно это и случилось из-за плохой погоды минувшим летом практически у всех пчеловодов района. Урожай меда на небольших и средних, по нашим меркам, пасеках составил по 80–200 литров. Поэтому и не видно в этом году на городских медовых ярмарках многих популярных у вологжан пчеловодов. Весь мед разобрали у них постоянные покупатели, что называется, тепленьким, из­-под медогонки.

    Пасека А. Н. Морозкова тоже дала меда меньше предыдущего сезона. Но по нынешнему году и 500 литров от такого хозяйства – уже достижение. Александр Николаевич вряд ли где-­то похвалил себя за то, что все семьи после зимовки сохранились, а пасека была вовремя подготовлена к интенсивной работе, что пчелы старались. Но удовлетворение, что скрывать, получил, а это для пчеловода – главное.


Нина Чухина.Фото автора.

Похожие статьи:

Если пчелы не вылетают из улья, а сидят в них и издают гул, следует ждать дождя в ближайшие 6-8...
Дорогие коллеги...пчеловоды...я перешёл на них не потому что у нас с древесиной плохо апотому что...
Есть в Рыбновском районе деревушка Ситьково, где А.П.Халабурдин имеет землю: 15 соток в...
Радуют воспоминания о летних походах в лес по грибы да ягоды. Приключений случается немало....

Рейтинг: 0 Голосов: 0 293 просмотра

Нет комментариев. Ваш будет первым!