РЕГИСТРАЦИЯ    
Дата и время
Пасека-онлайн
Cайт 2097 любителей пчеловодства.
Присоединяйтесь к нам!!!

Статья Кашковского В. Г. о лженауке в НИИП

Автор: МyBortnik
Опубликовано: 198 дней назад (7 февраля 2019)
Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 1090
+2
Голосов: 2

Увеличить шрифт: 13px | 14px | 18px
Всем известен План Породного районирования медоносных пчел. Автором и главным руководителем этого грандиозного плана был директор НИИПа Григорий Данилович Билаш. В многочисленных статьях, выступлениях он выдвигал обоснование, по которому необходимо испытание пород пчел. Цитирую: «В связи с тем, что во многих районах нашей страны в течение последнего столетия произошло резкое изменение существовавших до этого условий взятка (сплошная вырубка леса, распашка степей и лугов, внедрение новых сельскохозяйственных культур) местные пчелы еще не смогли надлежащим образом приспособиться к новым условиям* и потому часто уступают в медопродуктивности тем завозным расам, наследственность которых формировалась в другой зоне при наличии типа взятка сходного с тем, который появился здесь лишь в последние годы**. В настоящее время одна из актуальнейших задач научных и опытных учреждений, работающих по пчеловодной тематике, заключается в том, чтобы провести во всех пчеловодных зонах страны сравнительное испытание основных рас пчел и их помесей первого поколения*** для разработки плана породного районирования пчел в СССР.

Проведение этой работы позволит: выбрать для каждой зоны наиболее продуктивную и ценную по другим хозяйственно полезным признакам расу пчел или комбинацию рас для промышленного скрещивания и повысить продуктивность пчеловодства в целом по стране на 20-30% за счет внедрения и хозяйственного использования районированных рас или помесей первого поколения». (ВАСХНИЛ, отделение животноводства, секция пчеловодства. Москва., 1971. «Методы сравнительного изучения пчел разных пород» Г.Д.Билаш, кандидат биологических наук. Научно исследовательский институт пчеловодства стр. 13-28)

Когда я был с научным отчетом в НИИП, то долго беседовал с Григорием Даниловичем Билаш на эту тему. Я ему доказывал бесплодность его затеи по испытанию пород пчел на пасеках всего Советского Союза, с целью создать план породного районирования. Методически неправильно испытывать две или несколько пород на пасеке, данные будут полностью искажены. Мы в этом убедились в 1952-1953 гг. К тому времени широко рекламировали и внедряли длиннохоботных, миролюбивых и не склонных к роению серых горных кавказских (часто их называли грузинскими) пчел. Эту породу широко внедряли в Подмосковье. Мы, профессор А.Ф. Губин, В.А. Губин и я с ними, решили найти настоящих среднерусских пчел. Первые пасеки мы обследовали в Михневскомрайоне Московской области в июне, когда цвели луга. На пасеку приезжаем, спрашиваем: «Мед есть?», ответ: «Нету». Начинаем осматривать все семьи на пасеке, по поведению и сами пчелы типичные серые горные кавказские, печатка меда мокрая. Так мы обследовали три района и картина везде одинаковая – пчелы кавказянки и меда нет. Мы уже отчаялись найти среднерусских пчел, но попали на одну пасеку в Воскресенском районе. Не успели мы выйти из машины, как пчелы стали нам делать инъекции. Спрашиваем: «мед есть?», пчеловод: «Магазины полны, собираемся качать». Мы осмотрели семьи и убедились в том, что по всем показателям пчелы среднерусские: поведение, светобоязнь, белая печатка меда, окраска, реакция на дым.

* Спрашивается, почему местные не смогли приспособиться в своей местности?

** Где это хоть раз случилось?

*** Что Г.Д. Билаш считает первым поколением: матку или пчел?

Мы взяли пробы, чтобы окончательно убедиться, какая порода пчел на этой пасеке, и спросили пчеловода: «Где еще есть такие пчелы?» — он ответил, что в поселке в 23-26 км от этой пасеки. Поселок, в который мы приехали, располагался рядом с лесом, кругом были овраги. Домов в поселке 20-30, возле каждого дома от 6 до 15 ульев, на всех ульях стояли магазины с рамками залитыми медом и запечатанные белыми крышечками. Пчелы были агрессивные, но жители не обращали на это внимания.

У меня после этой экспедиции резко пошатнулась вера в длиннохоботных серых горных кавказских пчел. До этого я был поклонником этих пчел, мы студенты спорили какие породы лучше. Я доказывал, что серые горные кавказские длиннохоботные самые лучшие (начитался статей в журналах, учебниках, трудах НИИПА и т.п.), а мои друзья с этим не соглашались, в результате жизнь показала мою неправоту. Потом я не раз убеждался в том, что среднерусские пчелы – самая ценная порода на территории нашей Страны.

Славу кавказянки завоевали, когда их испытывали на одной пасеке со среднерусскими пчелами. Кавказянки – воровки, а среднерусские пчелы очень плохо защищают от чужих пчел свое гнездо. Потом уже в Сибири я опытным путем доказал, что кавказянки и их помеси обворовывают среднерусских пчел даже во время слабого взятка, когда приносы нектара и пыльцы составляют 1,5-2 кг в день. Поэтому когда на пасеке две породы – кавказянки с медом, а среднерусские без меда. Но как только кавказянки остаются на пасеке одни – медосборы падают или совсем прекращаются. Григорий Данилович на это не обратил внимания. Я ему доказывал бесплодность этой работы, затраты будут огромные, а отдача будет только отрицательной. Дело в том, что породы пчел создавались условиями именно той местности, где они поселились и сотнями или тысячелетиями приспосабливались в первую очередь к длительности безоблетного периода, климатическим особенностям, к врагам и болезням, составу растительности и периоду выделения нектара, рельефу местности и многим другим факторам влияющих на сохранность и работоспособность пчелиных семей. Поэтому сама природа давно провела районирование пород медоносных пчел!

Я напомнил про опыты, выполненные Ленинградским филиалом академии наук совместно с Азербайджанской академией. Они испытывали в Ленинградской области среднерусских пчел с азербайджанскими-кабахталинками (по Горбачеву они так же серые горные!). Опыты показали, что в условиях Ленинградской области среднерусские превзошли по продуктивности, лучше зимовали и не болели. При испытании этих же пород в Азербайджанской ССР на Родине кабахталинок – среднерусские пчелы хуже зимовали!, меньше собрали меда т.е. отстали по всем показателям от местных кабахталинок. Андрей Николаевич Мельниченко, профессор Горьковского университета ставил аналогичные опыты и к его удивлению среднерусские пчелы на Кавказе зимовали хуже, чем в Горьковской области!

С Григорием Даниловичем мы обсуждали, как изменяется кормовая база пчеловодства. Я поделился своими наблюдениями. Во время гражданской войны в Сибири часто жгли леса (сейчас жгут еще больше), на месте выгоревшего леса вырастали медоносы: кипрей, дягиль сибирский, дягиль лесной, малина, желтая акация, клевера белый и розовый и много других травянистых медоносов. В такой местности в 1933-1934 гг. пчеловод В.Ф. Шалагин получил в среднем по 150 кг от каждой пчелиной семьи. За эти трудовые достижения В.Ф. Шалагин, первый из пчеловодов, был награжден орденом Красного Знамени. Через 32 года в том же крае, но в другом районе на вырубках пчеловод А.И. Демко получил от каждой из 165 пчелиных семей по 180 кг меда. За такой подвиг А.И. Демко получил звание Героя Социалистического труда с вручением Золотой звезды и ордена Ленина.

По нашим наблюдениям выгоревшая или вырубленная тайга обеспечивает хороший взяток в течение 24-30 лет. За это время медоносные растения вытесняются другими не медоносными, и взяток слабеет год от года. Из растительных медоносы вытесняются группой дельфиниумов и аконитов, пчелы с их цветков собирают нектар и пыльцу – травятся и возникает так называемая «летняя гибель пчел». Но в последнее время эти богатые места зарастают березой, осиной с примесью ивы, то есть выходят раньше из пчелооборота – через 12-15 лет. Пчеловоды из этих мест стараются перебазироваться туда, где тайгу вырубили или сожгли, где вырастают те же медоносные растения.

Григорий Данилович посетовал на своих кормовиков, что они не провели таких наблюдений, но своего намерения не изменил. Пользуясь положением головного института, он добился приказа МСХ СССР и МСХ РСФСР обязать все пчеловодческие учреждения по всей стране проводить породные испытания.

Во время исполнения этой работы Г.Д. Билаш допустил роковые ошибки, он и его многочисленные последователи признали дальневосточных пчел за породу и включили этих пчел в породные испытания по всей Стране, не посчитались с карантином наложенном на Дальний Восток — разослали маток и пакеты по всем пасекам, по братски поделились с Болгарией, а от туда со всей Европой! Пчеловодство вместо породного районирования получило инвазию ВАРРОАТОЗ. (О том, что пчелы Дальнего Востока не являются породой смотрите статью всеми признанного специалиста по породам пчел профессора В.В. Алпатова: «Роковые ошибки в определении породы пчел» Природа,1970, №5, с 72-73)

Теперь каждый пчеловод испытывает на своем бюджете ежегодно «эффект» породного районирования, покупая очень дорогие ядовитые вещества для борьбы с варроатозом и вирусными заболеваниями, загрязняя мед и делая его опасным для употребления.

Г.Д. Билаш забыл главную заповедь ученого, врача, хирурга: «НЕ НАВРЕДИ». Посчитать какой огромный ущерб понесло пчеловодство за счет гибели миллионов пчелиных и ежегодных расходов на приобретение лекарств — это сотни миллиардов рублей и расходы продолжают ежегодно расти!

Вторая лженаучная работа совершилась в масштабах всей страны и нанесла огромный материальные и моральные потери явилась в том, что НИИП в лице своего директора Г.Д. Билаша требовал внедрение на всех пасеках страны скрещивания разных пород пчел и районирование помесей. Районирование помесей первого поколения Г.Д. Билаш рекомендовал МСХ РСФСР, чтобы внедрить на всех пасеках страны. Он убеждал, что этим повисит продуктивность пчеловодства, но как всегда не привел никаких доказательств в пользу этой огромной работы. Когда стали обсуждать в министерстве сельского хозяйства, я выступил и отметил, что каждая порода пчел – это национальное богатство, которое необходимо сохранить, повсеместное скрещивание приведет к полному уничтожению пород пчел. В защиту сохранения универсальной среднерусской породы надо наложить карантин на Кемеровскую область и Алтайский край, где на пасеках сохранились чистопородные среднерусские пчелы. В Кемеровской области НИИП в лице Георгия Филипповича Таранова производил завоз кавказских пчел, ущерб был значительный, но уже к 1954 году от всех кавказянок и их помесей область избавилась. В Алтайском крае тоже на всех пасеках сохранились чистопородные среднерусские пчелы.

Далее я отметил, так как у Г.Д. Билаш нет доказательств о пользе скрещивания пчел, то надо подойти осторожно к решению этого вопроса: на Алтайский край и Кузбасс наложить карантин, а рекомендации НИИПа по скрещиванию применить в Новосибирской и Омской областях. Эти области постоянно завозят пчел, выполняют рекомендации НИИПа, поэтому можно не бояться, что что-то ценное будет испорчено. После того как будет получен эффект от помесей в Новосибирской и Омской областях, тогда можно будет решать, что делать с пчеловодством Кузбасса и Алтая. После меня выступил Александр Сергеевич Нуждин. Он сказал – Кашковский хитрый, предлагает области где нет пчел! На мое замечание, что скрещиванием уничтожили крымскую и кубанскую и почти полностью среднерусскую породы, не обратили внимания. Надо сначала решить вопрос как сохранить породы! В первую очередь самую ценную универсальную породу среднерусскую. В свое время о сохранении среднерусской породы, особенно на Урале (Башкирия и другие области), заботился профессор Григорий Александрович Кожевников.

После выступления Г.Д. Билаша и А.С. Нуждина мое предложение наложить карантин на пчеловодство Алтая и Кузбасса не приняли. Джина выпустили из бутылки! В печать хлынули статьи о баснословных сборах меда помесных семей, Г.Д. Билаш ликовал, он восхищался работами В.С. Коптева, который завозил пакеты и маток с Дальнего Востока и Кавказа. В.М. Смирнов при мне убеждал В.С. Коптева, что он завез зараженных пчел и маток с Дальнего востока. В.С. Коптев возражал – пчел очень внимательно осматривал и клеща не обнаружил. Смирнов сказал: «Вы брали пчел с нашей пасеки, где я проверял все пчелиные семьи – все они заражены варроатозом. Кстати Виталий Смирнов первый обнаружил, что пчелы Дальнего Востока заразились варроатозом от роев, которые прилетали с Китая, он забил тревогу, но на его сообщения не обратили внимания.

В.С. Коптев, после предупреждения В.М. Смирнова, поехал в Приморский край и опять с зараженной пасеки привез в Новосибирскую область пакеты пчел. Благодаря ему в НСО создался очаг заражения варроатозом. В своей работе он пошел дальше, стал распространять зараженных пчел в Кемеровскую область, где их не было, он дал маток и пчел в Прокопьевский и Таштагольский районы, оттуда зараза начала распространяться по пасекам области. Так же он поступил и с Алтайским краем.

Статьи о баснословных медосборах помесных пчелиных семей потом печатали в журнале Пчеловодство, в трудах НИИПа. Были изданы монографии, например, аспирант Билаша А.Я. Шикшуев выпустил монографию, в его работах помеси собрали 147,1%; 158,8%; 216% и т.д., на этом материале он защитил кандидатскую диссертацию. Другой сотрудник А.В. Бородачев защитил докторскую! У В.С. Коптева помесные семьи собирали от 230 до 450% меда в сравнении с местными среднерусскими (см. цикл его статей в ж. Пчеловодство).

В Новосибирской области первыми задумались о роли повсеместного скрещивания. Через 20 лет экспедиционное обследование всех пасек области показало, что помесные семьи более ройливы, меньше собирают меда, хуже зимуют, чем среднерусские (см. статью Брагина Н.И. «Породность пчел и медосбор», Пчеловодство, 1981, №4-5 с. 12-13). Следует заметить, что Г.Д. Билаш не включил карпатскую породу для испытания в Новосибирской и других областях и В.С. Коптев их не испытывал и для скрещивания не применял. И когда пчеловоды убедились, что созданные помеси дали только отрицательный результат, стихийно заменили всех помесей на чистопородных карпатских пчел. Много пасек насчитывает от 200 до 800 пчелиных семей, которые получают от 10 до 40 тонн товарного меда. А на границе Новосибирской и Кемеровской области пчеловод А. Ермолаев содержит 1600 пчелиных семей, тоже чистопородные карпатки.

Лженаука в НИИПе не закончилась и продолжается в наше время и опять замах работ на всю страну от Бреста до Сахалина. Четыре года назад директор ГНУ НИИП профессор В.И. Лебедев и старший научный сотрудник А.И. Касьянов разработали Основные правила содержания медоносных пчел и хотели их узаконить через Министерство Сельского Хозяйства. Когда пчеловоды изучили их, то всех поразило, что правила составлены профессионально неграмотно. Буря негодования и возмущения пчеловодов страны не дали узаконить эти правила. Но сотрудники НИИПа так не сдаются, они еще «поработали» над этими правилами 3 года, и в том же виде выпустили в свет не как закон, а как рекомендации для начинающих пчеловодов (ж. Пчеловодство, 2013, №9, с 46-48, авторы те же). По сути дела эти правила являются доносом на пчеловодов в суд! В.И. Лебедев и А.И. Касьянов усилили свои правила сообщением вымысла, что пчелы ежегодно убивают 1250 человек! Вот какие опасные насекомые! Пользуясь этим доносом, А.И. Касьянов выиграл суд против пчеловода Е.Р. Ильяшенко, г. Коломна, Московской области (см. «Крик души…или дело пахнет керосином» Пасека России, 2014, №10, с 4). Так, что профессор В.И. Лебедев и ст. научный сотрудник А.И. Касьянов эффективно борются с пчеловодами, лженаука побеждает!

Еще одна очень важная «победа» НИИПа над пчеловодством страны. На рынки и в магазины много поступает фальсифицированного меда из Китая, Турции, Аргентины, Бразилии. Эти меда не только не вкусные, но и опасные как канцерогены по раковым заболеваниям. США и Европа мед этих стран не пускают на свои рынки. НИИП вместо того чтобы бороться с таким бедствием сами создают собственные фальсификаты, например: мед с маточным молочком «Апитонус», мед с маточным молочком и прополисом «Апиток» и т.д.

НИИП успешно готовит научные кадры по своему покрою. «Шедевром» научного открытия является докторская диссертация В.Н. Кулакова, созданная в стенах НИИП, под руководством Н.И. Кривцова и В.И.Лебедева и в помощь им зав. кафедрой Пчеловодства ТСХА профессора А.Г. Маннапова. По данным этих ведущих ученых главный медосбор по стране должен быть со злаковых посевов! Алтай, Кузбасс, Иркутская область – главный сбор меда со злаков и хвойных лесов! В.Н. Кулаков защищает докторскую диссертацию по кормовой базе и понятия не имеет, что где растет, по его данным орех – выделяет 50 кг с гектара. Раньше все считали, что орех ветроопыляемое растение и пчелы собирают с него самую раннюю пыльцу. Теперь пчеловоды должны снять по магазину меда с плантаций орешника!

Г.Д. Билаш утверждал, что местные пчелы не смогли приспособиться к новым условиям и их надо заменить другой породой. Как это происходит в действительности приведу фактический материал. В Ленинск-Кузнецком районе до 1954 года с лугов и пастбищ местные пчелы собирали богатый урожай меда по 90-100 кг в среднем на пчелиную семью. В то время только в колхозах и совхозах было 3600 пчелиных семей. В 1954 году все луга и пастбища распахали и засеяли пшеницей, ячменем, овсом, т.е. злаковыми культурами и район остался без пчел. Уцелели две пасеки 300 пчелосемей отдела пчеловодства, т.к. у нас на полях были семенники донника, высевали гречиху и фацелию. Уцелела пасека в совхозе им. Чкалова – 100 семей и 300 семей в колхозе Страна Советов (село Ариничево). В этом хозяйстве пчелы находились на границе степи и тайги. Медосборы были в основном с таежной растительности. Таким образом, в районе осталось всего 700 семей, из них одна наша пасека 150 семей, которую я создал в 1958 году. Жизнь показала, что со злаковых посевов пчелы мед не собирают! В то время еще не было гербицидов против сорняков. В наше время применяют такие ядохимикаты, что на злаковых посевах не найти ни одного сорняка. Так, что и Г.Д. Билаш и новый доктор В.Н. Кулаков глубоко просчитались, решив собрать мед со злаковых посевов.

Сотрудники НИИПа всегда стремятся выполнять работы охватывающие всю страну т.е. творить только грандиозные планы. Обращаемся к последнему творению. А.Н. Савушкина, кандидат с.х. наук, доцент, А.В. Бородачев, доктор с.х. наук, профессор ГНУ «НИИ пчеловодства» опубликовали статью: «Крупномасштабная селекция в пчеловодстве» (ж. Пчеловодство, 2014, №8, с 2-5). Они пишут: «…Успех зависит от внедрения в селекционный процесс новейших достижений генетики, от применения инструментального осеменения маток, позволяющего значительно повысить эффективность использования самых ценных в племенном отношении пчелиных семей, от создания банков спермы важнейших парод и популяций пчел….получение отселекционированного материала в ведущих племенных хозяйствах; передача его на пасеки-испытательницы…». Где эти пасеки-испытательницы? От Урала до Сахалина их нет! Но авторов не смущает отсутствие таковых, и приводят по ним данные. В Сибирском округе местные пчелы собрали меда на 40,1% меньше, чем серые горные кавказские (см. таблицу 1 на с. 3). Но на 4-й странице этой же статьи (таблица 3) среднерусские собрали на 26,5% больше. А.Н. Савушкина и А.В. Бородачев поясняют: «Повсеместно среднерусские пчелы превышают местных по хозяйственным показателям на 18-32%». В одной статье врут по разному! Я сомневаюсь в том, что они могут получить спермы трутней столько, что можно замораживать. Пока они будут собирать сперму, она потеряет качество.

Можно еще остановиться на «творчестве» сотрудников НИИПа. В журнале Пчеловодство, 2014, №8, с.16-18 в статье «Теплофизика зимнего клуба медоносных пчел» авторы В.И. Лебедев, А.И. Касьянов и Е.П. Лапынина решили дать «ценнейшую» теоретическую работу и доказать, что в дупле пчелам живется вольготнее чем в рамочных ульях. Работа выглядит солидно – сложные формулы и рассуждения. Авторы сделали вывод: «3. Цилиндрическая форма гнезда, видимо, наиболее благоприятна для эволюции и продвижения пчел в северные регионы». Следует отметить, что все эти размышления хороши на бумаге. В действительности авторы не видели пчел в дупле и не измеряли температуру. Если они действительно открыли секрет температурного режима в дупле, то чтобы сделать вывод, надо было определить объем дупла, силу семьи и каким способом они измеряли температуру. Вся эта опубликованная работа – демонстрация вида, якобы они занимаются научными исследованиями. До 1917 года в России было 6,5 млн. дуплянок и колод т.е. дупел, жизнь показала, что рамочные ульи во всех отношениях лучше колод и дуплянок. Авторы пытаются доказать, что колоды лучше и их необходимо применять в производстве. Желаю им создать такую пасеку строго по тем формулам которые они разработали и получить фактический материал.

Я остановился на нескольких лженаучных работах НИПП. Поэтому в производстве нет ни одной рекомендации (кроме работ Жеребкина, Копелькиевского, Бурмистрова, Савина и первых работ Кривцова) чтобы пчеловоды применяли. Единственную работу в борьбе с пчеловодами в суде успешно ведет А.И. Косьянов.

Доктор с.х. наук, заслуженный зоотехник, профессор кафедры биологии, биотехнологии и аквакультуры НГАУ В.Г. Кашковский

_____________________________________________________

Владимир Георгиевич Кашковский. г. Новосибирск-86, ул. Федосеева, д.12, кв.184.

Похожие записи:

Пасечная тележка
Статья Кашковского В. Г. о лженауке в НИИПВот такую пасечную тележку нашёл в одном из старых журналов "Пчеловодство" Статья была о итальянском пчеловодстве. Ниже на фото схема её исполь...
Немного о погоде.
Немного о погоде.Погода является важным фактором при выборе технологии пчеловождения, породы пчел и т.д. Планета у нас немаленькая, да даже в пределах сравнительно ...

В каждой шутке есть только доля....шутки | Вот как то так...
Комментарии (3)
МyBortnik # 7 февраля 2019 в 12:38 +1
Статья опубликована в газете Пасека России

Михаил Иванович # 7 февраля 2019 в 14:36 +2
Владимир Георгиевич как всегда в точку. Дай ему бог здоровья! (2 января исполнилось 89 лет)

Михаил Иванович # 7 февраля 2019 в 17:47 0
Открыть фото

X