"Великое переселение" пчёл в Сибирь

Редактировалось: 1 раз — 10 января 2024
Просмотров: 226
0
Голосов: 0
Перед нами интересные архивные материалы из старейших фондов библиотеки ВосточноСибирского географического общества. Нас заинтересовали лишь те, которые в какой-то степени проливают свет на отрасль хозяйства, до сих пор не получившую отражения ни в хозяйственной географии, ни в экономической истории. С пожелтевших листов книг, рукописей и архивных бумаг встала история возникновения и формирования пчеловодства как отрасли сельского хозяйства бывшей далекой окраины России, некоторые особенности организации и технологии пчеловождения, вырисовалась вся медовая эпопея Восточной Сибири, начиная с появления первых небольших пасек и до Великой Октябрьской социалистической революции. Пчелы в Восточной Сибири впервые появились в бывшей Енисейской губернии (ныне Красноярский край) в первой четверти XIX столетия. На богатые земли в енисейскую тайгу шли «крепости» и «толки» раскольников (староверов) с Керженца, Уреня, верховий Печоры, Северной Двины и Онеги, для которых пчеловодство было «божьим» промыслом еще с времен основания его в Беломорье монахами Соловецкого монастыря Зосимой и Савватием. Санным и тележным путем по бездорожью за многие тысячи километров двигались переселенцы-раскольники. Уходили они в далекую Сибирь целыми поселениями, везя с собой весь хозяйственный скарб и скот. Везли они и колоды с пчелами. Впереди налегке шли разведывательные группы, а главные обозы двигались медленно, останавливаясь на лето в удобных для посевов и откорма скота местах (на Каме, Ишиме, Иртыше, Оби). Многие оседали в этих местах, а многие шли дальше — на Енисей, Ангару и за Байкал.

На летних остановках пчелиные семьи крепли, роились, запасались кормом. В истории русского пчеловодства это было самое дальнее путешествие русской пчелы по бездорожью, на санях и телегах за тысячи верст. Ни раньше, ни позднее не было такого «великого пчелиного переселения» до появления железнодорожного, автомобильного и воздушного транспорта. Оседая на постоянное жительство в других таежных местах, переселенцы основывали здесь пасеки; для некоторых из них они становились основным источником жизни. Заметим, что на пути этого «великого переселения» пчел весьма существенным форпостом был Алтай и территория нынешней Кемеровской области, которые входили в то время в южные уезды Томской губернии. В этом районе, на границе Западной и Восточной Сибири, уже к середине XIX века, пчеловодство, в основном бортевое, было настолько развито, что в южной горно-таежной части оно представляло собой основную отрасль хозяйства, а пасеки отдельных владельцев насчитывали 500—1000 колод. На первом этапе жизни и хозяйственной деятельности переселенцы, оседая по глухим таежным местам, вели хозяйство тайно, не выдавая себя местным властям. Большинство из них занималось только пчеловодством. Исконные промыслы Сибири (охота и рыбная ловля) или сопровождались пролитием крови и стрельбой, что было не по «духу» раскольников, или давали однообразный продукт питания, отнюдь не устраивавший русских поселенцев. Продукты же пчеловодства мед и воск были удобны для перевозки и тайного сбыта. Владельцы пасек вывозили их из тайги к крупным населенным пунктам по едва заметным тропам и сдавали в заранее условленном месте через своих, свободно живущих комиссионеров. Последние, пользуясь изолированным положением пчеловодов-раскольников, взимали с них большие проценты в свою пользу и таким образом эксплуатировали пасечников.

Так зарождалось пчеловодство в Приенисейской части Восточной Сибири. В архивных документах енисейского уездного исправника остались фамилии и имена таких первых «колонизаторов-пасечников» Чулымской тайги, как старец Стахий и Михаил Кандауров. В официальных статистических документах мы находим сведения о том, что в 1835 году казначей Енисейской уездной палаты Мизирев купил несколько семей пчел в соседнем уезде Томской губернии и разместил их у себя на огороде в городе Енисейске. Это было начало свободного открытого пчеловодства в Енисейской губернии. С этого времени здесь начинают заниматься пчеловодством не только раскольники, но и чиновники и крестьяне в селах других уездов. Пчеловоды в поисках богатых взятков для пчел уходили в таежные дебри предгорий Саян. Шли в такие места, где совсем не ступала нога человека, вели непрестанную борьбу с природой, проклады36 Вологодская областная универсальная научная библиотека www.booksite.ru вали дороги и изыскивали новые пути к богатейшей таежной медоносной растительности. Первоосваиватели медоносной целины пробирались к новым местам с семьями и несложным домашним имуществом. Пчел везли вьюком — по две колоды на одну лошадь. Но по таежному бездорожью перевозили пчел и в берестяных коробках по четыре и больше семей на одном специально приспособленном вьючном седле. Не есть ли это зарождение пакетного пчеловодства, а берестяные коробки — не прототип ли нынешних пакетов? Избранное для пасеки место осваивалось надолго. Пчеловод на первых порах устраивал для себя и для пчел бревенчатые платформы между деревьев (лабазы) на высоте около четырех метров от земли, чтобы оградить пчел от медведей, а себя от таежного гнуса. Затем энтузиаст-пасечник ставил избу и омшаник, поджигал тайгу, разводил огород и сеял хлеб. Через 10—15 лет растительность здесь изменялась: вместо хвойных лесов вырастали лиственные, расширялись площади малинников и кипрея. Местность обживалась, появлялись дороги к новой пчеловодной заимке, приезжали новые жители. Возникал пчелиный форпост, опираясь на который, люди двигались дальше в неведомые окрестные районы, исследуя новые участки тайги, изыскивая удобные места для заведения пасек. Это был период так называемой «пчелиной колонизации» Восточной Сибири. Развитие горнорудной, главным образом, золоТодобывающей, промышленности и сельскохозяйственного производства привело к все более широкому хозяйственному освоению Восточной Сибири.

Росло население края, а вместе с ним и потребность в меде. Пчеловодство нередко специализировалось на производстве воска, который ценился весьма высоко как осветительный материал. Пчелы продвигались все дальше на восток. В середине XIX века их завезли в Иркутскую губернию переселенцы с Украины, в результате появилась пасека в селе Александровском, знаменитом в то время своей пересыльной тюрьмой — так называемым Александровским централом. Значительная часть семей этой пасеки помещалась в соломенных сапетках, но часть, закупленная по дороге в Енисейской губернии, оставалась в колодах. Это была единственная в Восточной Сибири пасека, где пчел содержали в сапетках. Пчелы постепенно обживали Предбайкалье, распространялись в селах вдоль старинного торгового и кандального Московского тракта и так же, как и в Енисейской губернии, проникали вдоль рек в таежные глубины Присаянья. В сороковых годах появилась пасека на Кайской горе между с. Мельникове и Иркутском (сейчас окраина Иркутска). Владельцем ее был мещанин Трунов. Но позднее (1865 г.) он продал пасеку ссыльному поляку Бенедикту Каменскому, который развивал ее как «рассадник» для обеспечения пчелами местных крестьян, особенно переселенцев окрестных сел по реке Иркуту и даже в Тункинской долине, почти у самой границы с Монголией. В 1851 году впервые пчелы обосновались в Забайкалье. Весной этого года по распоряжению Восточно-Сибирского генерал-губернатора с пасеки Трунова передали несколько колод в ведение наказного атамана Казачьего Забайкальского войска. К ним приставили двух пчеловодов, окончивших школу пчеловождения П. И. Прокоповича.

Об одном из них, Степане Кульде, остались весьма скудные сведения в архивных материалах Чиндантского казачьего общества. Известно, что Кульда уже в те годы ставил первые в Забайкалье опыты по зимовке пчел на воле, использовал пчел на опылении гречихи и огурцов, вел фенологические наблюдения. Кроме того, в начале пятидесятых годов пчел разводили в станице Акшинской казачий чиновник Разгильдеев, в станице Олочинской — казачий офицер Эльпес, в Верхнеудинске (ныне г. Улан-Удэ) — купец Запольский и др. В 1859 году в станицу Чиндантскую были завезены 20 семей пчел из Красноярска. Пасека стала собственностью казачьей общины. В дальнейшем пчеловодство Забайкалья расширялось в результате прироста семей и завоза из города Канска, Енисейской губернии. Расселение пчел по Сибири продолжалось. Из Красноярска и Канска в марте пчелы были в полной сохранности доставлены за 2000 верст санным путем. К 1862 году в Забайкальской области уже насчитывалось более 20 пасек. Так зародилось пчеловодство на малоосвоенных в то время землях от Енисея до Амура и стало сельскохозяйственным промыслом. Эпопея переселения пчел до Забайкалья за многие тысячи верст почти без дорог — это свидетельство того, что пчелы способны осваивать все новые и новые медоносные угодья в различных районах нашей Родины.

П. И. МАРТЫНОВ, кандидат географических наук, доцент Иркутского института народного хозяйства

Журнал Пчеловодство 1965 год

Читайте также:

Тайна лошадиного черепа
Тайна лошадиного черепа В журнале «Пчеловодство», я натолкнулся в № 12 за 1967 г. на статью И. Шабаршова «Тени глубокой старины». Своей статьей тов. Шабаршов отвечает на в...
О продуктивности пчел разных пород
О продуктивности пчел разных пород О ПРОДУКТИВНОСТИ ПЧЕЛ РАЗНЫХ ПОРОД К аждому пчеловоду хочется иметь на пасеке такую породу пчел, которая давала бы много меда и воска, хорошо разм...
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

Демотиваторы

Рейтинг: +2
Комментарий: 0
Просмотров: 223
Создать демотиватор

Новые объявления